Время окончания Великой Отечественной известно до минуты. В 00:43 по московскому времени в Берлине подписали Акт о капитуляции фашистской Германии. Простой лист бумаги формата А4, поставивший точку в истории самой страшной на планете войны, вот уже 60 лет не покидает музея Министерства иностранных дел.

Акт капитуляции — выцветшие от времени буквы. Документ печатали на видавшей виды машинке, которую доставили из походного штаба. Чернильная лента почти высохла и половина знаков на бумаге едва пропечаталась. От фронтовой тряски испортился верхний регистр. Но это тоже история. Как и следы от дырокола и размашистая, крупнее всех, подпись Жукова зелеными чернилами.

Бортмеханик Осташкин был членом экипажа Ли-2. В строжайшей тайне ранним утром 9 мая в Москву вылетела группа военных. Один из офицеров все время прижимал к груди черный портфель. Что везли эти люди, командир так и не рассказал тогда Осташкину.

«Он мне сказал, мы привезли счастье и радость народу Советского Союза», — вспоминает ветеран.

Даже 60 лет спустя, переживая события той ночи, Михаил Филонов, назначенный на конференцию дежурным офицером, вспоминает, с каким трепетом открывал двери для союзных делегаций. Филонов помнит, как в крохотной курилке нервно давился сигаретным дымом Кейтель. Победители демонстративно выходили курить в смежную комнату. Помнит, что большинство офицеров приехало на конференцию прямо с передовой. Так и вошли: без парадных мундиров, без наград, боевые кители, наспех пристегнутые орденские планки. Сверкающий ряд орденов — только у штабных, и то не всех.

Запомнил, как уже после подписания на знаменитом банкете Победы угощали русской осетриной и икрой. 30 раз поднимали стопки со «Столичной» — сначала за маршалов, потом за танкистов и летчиков, потом за санитаров и полковых поваров. В разгаре банкета Жукова спросили, что делать с делегацией Кейтеля.

«Жуков говорит, а что делать? Отнесите им водку и закуску, и пусть они отпразднуют свое поражение», — рассказывает Михаил Филонов.

Строго говоря, само подписание длилось несколько минут. Гораздо больше времени ушло на поиск авторучек для глав делегаций. Ручки все-таки нашли, но только разного цвета. За час до начала церемонии группа офицеров обратилась к советским журналистам с просьбой предоставить самопишущие ручки. Но тут вышел конфуз. Никто не захотел отдавать ручку для фельдмаршала Кейтеля. Впрочем, из ситуации Кейтель вышел сам. На подписание Акта о безоговорочной капитуляции он пришел со своей.

Маршал Жуков предлагает представителям немецкого командования подойти к столу союзного командования и здесь подписать Акт о капитуляции. Ноль часов сорок три минуты по московскому времени, 9 мая. Вслед за Жуковым свою подпись на документе поставили представители США, Великобритании и Франции.

Татьяна Королева — в тот день она работала официанткой — хорошо запомнила, как после церемонии подписания зал взорвался аплодисментами. «Брали автографы, кто на деньгах, кто на карточках, кто на блокноте. Все перемешалось», — вспоминает женщина.

«Начали обниматься, целоваться, на глазах слезы, — рассказывает Михаил Филонов. – У меня на глазах были слезы. Я не мог справиться, чтобы успокоиться».

Простой лист бумаги формата А4, который поставил точку в истории самой страшной на планете войны. Вот уже шестьдесят лет эта реликвия не покидает музея Министерства иностранных дел, в котором хранится с того памятного майского дня 1945 года.

Дмитрий Кайстро

09.05.2005 09:19

Вести.Ru