Максим Виторган стал ведущим реанимированного шоу «Устами младенца» на «Канале Disney». В интервью Metro Виторган рассказал, чем его удивляют собственные дети, как ему жилось в семье знаменитых родителей и что его восхищал отец молодой жены Ксении – Анатолий Собчак

Почему вы решили принять участие в проекте Канала Disney «Устами младенце»?

– Я с удовольствием смотрел «Устами младенцев» еще с Сашей Гуревичем. Это очень чистый и честный проект. Поэтому когда мне позвонили и предложили вести программу, я согласился. Эта работа на телевидении, которую можно делать без зазрения совести, что большая редкость.

Что будет нового в проекте?

– Главное отличие – у нас появилась суперигра: в студии появляются живые дети и дошедший до финала должен объяснить ребенку восемь слов.

А ваши дети частенько удивляют вас интересными высказываниями?

– У меня ощущение, что мои дети в общем всегда были взрослые – у них всегда существовала непоколебимая логика рассуждений и восприятия мира. Помню, как однажды мы ехали в машине и Даня, увидев необъятного размера ДПСника сказал: «Я знаю, почему они толстые все… Это подушка безопасности на случай непредвиденной ситуации на дороге».

Помните свои ощущения, когда узнали, что впервые станете отцом?

– Мы с Викой (первая жена Виторгана Викторией Верберг – Прим. ред.) планировали зачатие и рождение Полины. Готовились к этому событию. Начали читать книжки. Правда, Спока мы отложила в сторону, дочитав до места: «Если у вашего ребенка заболела голова – обратитесь к врачу». У нас был контракт на роды в московской клинике, где был пункт о предоставлении транспорта для доставки в роддом. Я сначала думал, ну зачем это, сядем в машину и поедем, но все-таки подписали этот пункт. Когда однажды Вика утром разбудила меня словами: началось. Я вскочил, побежал умываться. И когда я зубной щеткой вместо зубов начал водить по глазам, я оценил всю необходимость машины. В клинике Вику увезли, а мне, как сейчас помню доктор Душкин, заявил: поезжайте домой и приезжайте часа через два. Когда я впервые увидел Полину у меня сразу появилась убежденность, что никто и никогда не поймет этого человека лучше меня. С этой убежденностью живу, хотя она не всегда оправдывается.

Как вы объяснили детям, что разводитесь с их мамой?

– Мои дети поразительным образом пережили это. Я помню, как я подслушал, как Полина объясняла Дани, что: нет, папа никуда не денется, папа всегда будет папой.

Некоторые супруги ради детей живут вместе даже, если любви уже нет…

– Это неправильно, но пытаться спасти семью, биться за нее, нужно до последнего.

И сколько вы планировали детей?

– С Викой изначально планировали мальчика и девочку. И план выполнили.

А с вашей новой женой, Ксенией какие планы? Хотите детей?

– Да, почему нет.

После свадьбы с Ксенией Собчак ваша чета под прицелом СМИ. Обращаете внимание на то, что о вас пишут?

– Все эти, так сказать, новости – это биография тех, кто пишет и читает это, а не моя. Я всю жизнь расту в обстоятельствах того, что у меня конечно же все по блату, что я конечно же мажор. Я привык слышать и читать о себе всякую ерунду.

У вас есть запреты для детей? Получил двойку – лишаешься айпада!

– Так я делаю. Но это скорее от моей слабости, потому что не могу найти с Даней других способов. Но я стараюсь избегать прямых запретов. У меня в детстве тоже не было запретов. Родители всегда повторяли, что воспитывают меня собственным примером.

Но они ведь не хотели, чтобы вы пошли по их стопам?

– Родители были против моего решения стать актером, но никак не препятствовали моему выбору. Я тоже не приветствовал решение дочери учиться актерскому делу, но она решила поступать.

А кто был вашими героями в детстве? На каких книгах, идеях вы росли?

– О, большое количество: «Кондуит и Швамбрания», «Мушкетеры», Штирлиц. С какого-то момента Битлз были моими абсолютными героями. Началось все с того, что меня мама привела на ночную лекцию в Бахрушенский музей, она начиналась в 10 вечера, тогда в это время уже вымирал весь город. Лектор, вооружившись бобинным магнитофоном и слайдами, рассказывал о неизвестной мне группе Битлз. И я заболел. И когда пару лет спустя мы попали в социалистическую еще Венгрию, первый выезд за границу, и в магазине стояла полка – The Beatles. Денег у нас было немного и мама сказала, что я могу выбрать только одну пластинку. Я был в страшном помутнении и выбрал какой-то левый сборник, с надерганными из разных пластинок песнями. Жалел потом. У нас достать эти записи было сложно. У меня дома на стене висел флаг Советского Союза, на котором было написано «Нау», в смысле Наутилус, и флаг Великобритании с надписью – The Beatles. Более в позднем возрасте героями становились значимые фигуры, о судьбы которых мы наконец узнали: Булгаков, Мейерхольд, Пастернак. Мы читали тогда в захлеб «Литературную газету». Чуть позже героями были Анатолий Собчак, Сахаров.

А сейчас…

– Под кого я себя чищу? (смеется) Сейчас это стало носить какой-то локальный характер. К примеру, меня поражает убежденность и личное мужество Навального, но это не значит, что мы совпадаем с ним во взглядах полностью. При всех своих проблемах более оптимистичного человека я не знаю.

Вы чувствуете себя человеком с твердой гражданской позицией?

– Я хожу на митинги – это то немногое, что я могу сделать. Но у меня не хватает ни сил, ни мужества быть героем. Я явственно вижу катастрофу, к которой страна придет – вплоть до развала страны. Она на сегодняшний день боюсь уже неизбежна. Время упущено.

Чего не хватает России для нормального развития?

– Мы наладим свою жизнь, если у нас в стране будут работать демократические институты. И нам бы еще очень помогло, если бы у нас резко закончилась нефть. Сначала было бы плохо, но лет через 50 у нас бы начались нормальные здоровые процессы. Наше богатство – причина нашей бедности.

В Каннах показали фильм с вашим участием про конец света «Отдать концы». Вы верите в жизнь после смерти?

– Я не верю в жизнь до и жизнь после совершенно. Я считаю, что у нас есть 40 – 60-80 лет, кому как отпущено, который мы должны постараться прожить достойно, но не потому что потом нам за это что-то будет или наоборот -не будет. Меня это не пугает совершенно. Я в это не верю. И я уверен, что абсолютное большинство людей тоже в это не верят, сколько бы они ни крестились. Ведь если бы миром правили по-настоящему верующие люди, то все было бы по-другому. Мы должны прожить достойно, просто так, не из-за страха наказания или за награду. Достоинство не имеет цены. Его нельзя купить или продать. Оно или есть или нет.

Вы неверующий, а суевериям каким-то следуете?

– Мое главное суеверие, не соблюдать никакие суеверия: я не смотрюсь в зеркало, когда прихожу домой, не сплевывая через плечо, увидев черную кошку, когда падает текст пьесы, я не сажусь на него попой…

Какие у вас творческие планы на ближайшее будущее?

– Я сейчас хочу активно подзаняться театром. Сыграть, что-то поставить… А вообще я хочу много работать.

Metro-блиц:

День прожит не зря, если…

– (Надолго задумался). А я вам скажу: если поспал, почитал, посмотрел. Нет, поспал, почитал, посмотрел, подумал… Поспал, посмотрел, почитал, подумал, порепетировал.

Самый дельный совет, который вам давали?

– В школе тренер по футболу говорил: отдал – открылся. Совет дельный.

Что вы умеете делать лучше других?

– Ничего, но рефлексировать по этому поводу я умею лучше других.

Что вы сейчас читаете?

– Зощенко «Голубую книгу», Мрожека и Товстоногова.

Что сделали впервые в своей жизни?

– На джипе пересекал гористую местность в Исландии.

Любимое место в Москве?

– Дом. Пруд у Новодевичьего монастыря.

С кем хотели бы побеседовать из живых или уже умерших людей?

– Огромное количество: Довлатов, Далай Лама, Пикассо…

Какой вопрос не дает вам покоя?

– Я бы хотел получить гарантированный ответ на вопрос о детях. Если бы мне сказали, что у них все будет хорошо, это сняло бы с меня огромный груз.

Кого бы вы хотели сыграть?

– Очень хотел бы сыграть Лужина в «Защите Лужина».

www.metronews.ru ссылка на статью