Эрато Козаку-Маркулис получила портфель главы МИДа в новом правительственном кабинете Кипра. Напомним, Козаку-Маркулис уже занимала этот пост в 2007-2008 годах. Ее мать родилась в Сухуми.

Краткая справка кипрского МИДа гласит, что Эрато Козаку-Маркулис родилась в Лимассоле, закончила женскую гимназию, а затем Афинский университет по специальностям «юриспруденция» и «политика». В Хельсинкском университете получила степень доктора социологии. С 1980 года работает в системе кипрского МИДа. Была послом Кипра в США, Ливане, Иордании, Канаде, Бразилии, Швеции, работала в постоянном представительстве Кипра при ООН. Замужем, есть сын.

Г-жа министр, быть во главе любого министерства — задача не из легких. Тем более для женщины. Как вам удается совмещать домашние хлопоты с политикой, и кто вы в большей степени – жена и мать или дипломат и министр?

— Может быть, это звучит странно, но работа министра не кажется мне новой и сложной. Наверное, потому, что задачи, которые мне приходится решать, схожи с теми, которыми я занималась, работая в различных дипмиссиях Кипра за рубежом.. Что же касается ролей жены и министра, то, я думаю, секрет их совмещения в балансе. Найти его непросто, но возможно. Для этого нужно искреннее желание работать и поддержка семьи. Сегодня в мире 27 женщин-глав МИДов. Так что, как видите, быть главой министерства иностранных дел для современной женщины – вполне обычное дело, вполне нормальное развитие событий, доказывающее то, что женщины наравне с мужчинами могут выполнять разные по степени сложности обязанности и нести такую же ответственность. Я не думаю, что дело в какой-то разнице глобального подхода сильного и слабого полов к работе вообще.

Профессиональные дипломаты верят в дипломатию народную?

— Безусловно. Народная дипломатия – это основа любой дипломатии, идет ли речь о взаимоотношениях двух государств или всего мира в целом.

Несложные расчеты дат вашей биографии указывают на то, что вы оказались в США с грудным младенцем на руках. И это совсем не помешало вам занять ответственный пост в системе ООН.

— Это был 1978 год. Первые годы жизни в Нью-Йорке были временем осмысления – я много думала, размышляла, прислушивалась к тому, что говорят другие, анализировала ситуацию. На тот момент у меня уже было три высших образования: юрист, политолог, социолог. Я хотела работать в Организации Объединенных Наций, но, пройдя несколько интервью, вдруг поняла, что это – не мое. Мне хотелось быть по-настоящему полезной своей стране (напомню, что это было тяжелое для Кипра время ликвидации последствий турецкого вторжения). В 1980 году в США прибыл тогдашний министр иностранных дел Кипра. Один мой очень хороший друг сказал: «Просто иди к нему и скажи, что ты хочешь делать». И я пошла, сказав, что хочу работать на свою страну. Через несколько дней я уже составляла речи для официальных лиц, выступавших на Генеральной Ассамблее ООН. А еще через пару недель меня попросили выступить с собственной речью на тему ситуации в Намибии (в то время Кипр прилагал максимум усилий к разрешению критической обстановки в этой стране). Я как и прежде написала речь, но когда мне сказали, что именно я должна выйти и прочесть ее с трибуны перед тысячной аудиторией, я подумала, что ослышалась. Мне было 27 лет, и я работала всего месяц. Впоследствии перед огромными аудиториями я выступала сотни раз, но ту первую речь не забуду никогда.

Юрист, политолог и социолог. Пришлось ли еще учиться, чтобы стать дипломатом?

— На Кипре нет вуза, который готовит дипломатов, поэтому моей школой стала работа с ООН. За несколько лет мне удалось принять участие в работе практически всех ее комитетов, занимаясь как экономическими, так и политическими вопросами. Я научилась видеть проблему с разных сторон, прислушиваться к различным точкам зрения, что немаловажно не только в политике, но и в жизни. И поняла, что быть дипломатом – мое призвание.

Вы, как и многие в этом мире, считаете, что только США способны разрешить любую проблему?

— На сегодняшний день Америка придерживается в отношении оккупированной части острова четкой позиции и признает только Республику Кипр. В то же время, плотное сотрудничество с Турцией иногда уводит Америку немного в сторону от кипрской проблемы. Беседуя с моими американскими коллегами, я всегда обращаю их внимание на то, что проблема заключается не в национальности или религии. Мы жили бок о бок более 400 лет, греко-кипрские церкви все это время стояли рядом с турко-кипрскими мечетями, люди жили в мире и спокойствии. Если разобраться, между греками-киприотами и турками-киприотами нет абсолютно никакой разницы. Ни религия, ни язык никогда не были камнем преткновения между двумя кипрскими общинами. Поколение моего отца в совершенстве владело как турецким, так греческим языками, не разделяя людей по национальному признаку.

Демаркационная линия между двумя частями Кипра – это анахронизм. Тем более, что после вхождения Кипра в ЕС случилось невероятное – 1/3 острова, а, соответственно, и часть Европейского Союза с его населением оккупирована.

Россия прилагает максимум усилий для того, чтобы ввести безвизовый режим для туристов. Россияне уже много лет ценят остров Афродиты в качестве прекрасного места для отдыха. Не опасаетесь ли того, что безвизовый режим, действующий сейчас между РФ и Израилем и многими другими странами, перенаправит поток туристов с Кипра?

— Визы или отсутствие необходимости в них при въезде – это лишь один из критериев «за» и «против» посещения той или иной страны. Россияне любят Кипр, это факт. Уровень обслуживания, прекрасная погода, богатая культура и традиции, роскошные пляжи, дружелюбное население – все это у нас есть. Гражданам РФ уже несколько лет, наоборот, нужна виза для въезда на Кипр, это случилось после вхождения нашей республики в ЕС, визовое законодательство которого является общим для всех стран-членов сообщества. До этого для обладателей российских паспортов въездная виза была не нужна. Так вот это изменение практически не повлияло на объем туристов из России, ежегодно приезжающих к нам на отдых. Разумеется, мы подготовились – увеличили персонал нашего консульского отдела в Москве, открыли консульство в Санкт-Петербурге. Так что введение визового режима практически ничего не изменило, и россияне продолжают к нам приезжать еще и еще. Географически ближе к России расположена Турция, в которой россияне тоже любят бывать. Виза в Турцию для них не нужна, а на Кипр уже несколько лет как нужно оформлять заранее. И все равно поток российских туристов лишь растет. Вот вам еще одно подтверждение, что виза или отсутствие в ее необходимости – не самое главное для того, чтобы турист сделал свой выбор в пользу именно вашей страны.

Некоторые турагентства предлагают своим клиентам совершить туры на оккупированную часть Кипра. Ваше правительство протестует против этого?

— Во-первых, мы стараемся объяснять, что 1/3 острова – оккупирована, т.е. посещая оккупированную зону, иностранец игнорирует легитимность правительства Республики Кипр, права киприотов на единое государство. Транспортное сообщение с оккупированной зоной осуществляется только с территории Турции, а паромная линия с Сирией, согласно обещанию сирийских властей, данному нам, будет скоро закрыта. Во-вторых, 83% собственности, находящейся в оккупированной части, включая, например, гостиницы (а таких 95% от существующих), это собственность, принадлежащая грекам-киприотам и используется сейчас незаконно. Соответственно, человек, останавливающийся в таких отелях, вступает в конфликт с международным правом. А реклама таких отелей – это реклама, призывающая закон преступить.

С супругом Джорджем

А чем вы предпочитаете заниматься в свободное время?

— Я наслаждаюсь классической музыкой, люблю подводное плавание, пишу стихи и читаю. К сожалению, по-русски я могу читать и говорить совсем немного. Откуда вообще русский? Моя мама родилась в абхазском Сухуми, в семье понтийских греков. Она родилась там, закончила в Советском Союзе институт, стала инженером, а в 1935 году в 20-летнем возрасте репатриировалась в Грецию, потом вышла замуж за моего папу-киприота. Когда я была маленькой, мама говорила со мной по-русски, это был ее родной язык. Тогда я не понимала важность этого и немного злилась на маму, ведь мне проще было говорить по-гречески. А теперь жалею о том, что так и не выучила русский. Но до сих пор очень люблю русскую музыку и русские песни. Я горжусь своим происхождением и мне очень приятно осознавать близость к русским.

Алексей Осипов

фото – пресс-служба МИД Республики Кипр и из личного архива Э. Козаку-Маркулис

Самара today