Интеллектуальный хам, умный циник-провокатор – это все эпитеты, которыми наградили Александра Гордона СМИ. Наш же разговор обошелся без них, Гордон лишь поправил: «Я — не журналист, никогда им не был и надеюсь никогда им не стать». Причины такого вот нежелания принадлежать к пишущей или вещающей братии он в интервью затронул. Без хамства и провокаций.

Итак, Александр Гордон родился в 1964 году в России. Отец — поэт, писатель и художник Гарри Гордон, родом из Одессы. Мать – медик Антонина Чинина, живет с отчимом Николаем в США. В 1987 году окончил актерское отделение Театрального училища им. Щукина. После окончания училища год работал в Театре-студии им. Рубена Симонова. А также преподавал актёрское мастерство в Театре Юных Москвичей.

В 1989 с маленькой дочкой и женой эмигрировал в США, где первое время устанавливал кондиционеры, готовил и доставлял пиццу. С 1990 года — режиссёр, монтажер, диктор, помощник оператора в телекомпании RTN. С 1992 года — старший корреспондент на канале WMNB. В 1993 году создал компанию «Wostok Entertainment». С 1994 по апрель 1997 — автор и ведущий публицистической программы «Нью-Йорк, Нью-Йорк», которая выходила на российском телеканале «ТВ-6». В 1997 году вернулся в Россию, став корреспондентом, вел ТВ-программу «Частный случай», а также радиопрограмму «Хмурое утро». В период с 1998 по 2000 годы — автор и ведущий публицистической телевизионной программы «Собрание заблуждений», а также соведущий (в паре с Владимиром Соловьевым) в телепрограмме «Процесс», которые выходили на телеканале ОРТ. Затем была собственная программа «Гордон», художественный фильм по сценарию своего отца «Пастух своих коров», постановка «Бесов» в «Школе современной пьесы», еще две ТВ-программы – «Стресс» и «Гордон 2030». Сегодня ведет на Первом российском телеканале «Закрытый показ». На его персональном сайте много ссылок и о той общественной деятельности, которую он ведет.

Александр Гарриевич, все те, кто в последние десятилетия часто бывают за границей и так или иначе соприкасаются с жизнью «русских» диаспор в Израиле, США, других странах мира, с удивлением констатирует феномен, согласно которому «русские» за границей все меньше и меньше ориентируются на жизнь метрополии, коей всегда была для них Россия. И это при том, что границы открыты, контакты – культурные, экономические, бытовые не возбраняются и даже поощряются.

— Как наблюдатель с сожалением могу отметить, что, действительно, указанная связь с метрополией рвется. Даже при том, что сегодня такую связь очень легко поддерживать. Я вспоминаю момент, когда я приехал в США в 1989 году: не было ничего – ни русского радио, ни русского ТВ, телефонный звонок в России стоил около 5 долларов за минуту разговора, полки книжных магазинов были крайне бедны, и там продавалось только то, что читала тогда эмиграция. Разрыв связей диаспоры с метрополией – это закон жизни. Он ведет к духовному обеднению тех людей, который остались по ту сторону культурной границы.

С одной стороны, казалось бы, в прежние времена это создавало особый культурный микроклимат, и кое-где позволяло членам диаспоры сохранить свой язык в нетронутом виде. Скажем, первые поселения викингов где-нибудь в Гренландии и через пару веков оставались девственными хранителями собственной самобытной культуры и своего языка. Сегодня такое невозможно, поскольку идет активный процесс культурной ассимиляции с культурами тех стран, в которых проживают наши соотечественники. А это не всегда приводит к повышению общего культурного уровня, как на Брайтон-бич, например. Наоборот, это ведет к его размыванию и полному растворению.

Шаг за шагом ведущие страны мира упрощают или вовсе отменяют визовый режим для россиян. Если самые развитые государства – США и страны ЕС отменят визы для российских граждан, их накроет новая волна русской эмиграции?

— Людям, принявшим столь сложное в своей жизни решение, коим является решение об эмиграции, почти всегда свойственно искать этому поступку оправдание. Придумываются самые разные мотивы – от «ради детей» до «ради жизни на Земле». Слухи о том, что толпы россиян кинутся через границу, рождаются в сознании тех, кто однажды это сделал. А ведь все те, кто уехали, искали не свобод, они искали, чего греха таить, благополучия. Говорю об этом уверенно потому, что когда-то сам был эмигрантом. Наблюдение за эмигрантской жизнью в Америке и Израиле дает мне право говорить, что современный российский горожанин в бытовом плане живет ничуть не хуже, а в мегаполисах даже лучше, чем где-нибудь на Западе. Опять же, россияне – народ неподвижный, наш менталитет работает по принципу «где родился, там и сгодился», и именно он заставляет людей жить в том числе и на Крайнем Севере. Массовой эмиграции россиян за рубеж не будет. Говорю об этом с уверенностью.

А вот обратный отток очень ожидаем. И, тиражируя призыв президента Путина «возвращайтесь!», обращенный со всех углов к соотечественникам, признаю, что на самом деле условия для возвращения в Россию для желающих вернуться пока не созданы и вряд ли появятся в ближайшие 3-4 года. Опять же возникает и некий казус, знакомый мне по моим друзьям, покинувшим еще Советский Союз. Уезжали они из республик бывшего СССР и готовы сегодня вернуться, но не в Украину или в Беларусь, а именно в Россию. Но удобной в плане российского законодательства такой возможности у них нет.

После ближайших президентских выборов в России часть политологов ожидает продолжение нынешнего курса, другая часть уверена в том, что Россию ждет диктатура. Каковы ваши прогнозы?

— Выбор наследника говорит о том, что игра если не в либеральные, то в демократические ценности в России продолжится. Игрой я называю это не потому, что нынешняя российская власть настолько лицемерна и не верит в демократию, а лишь потому, что убежден — во всем мире наступила постдемократическая эра, и ширма демократии, использовавшаяся на протяжении всего ХХ века с целью разделения мира на богатых и бедных, уже не нужна. От нее постепенно отказываются все, включая «оплот демократии во всем мире» — США. Америка вообще предпочитает демократию экспортировать, а не культивировать внутри страны.

О том, что у евреев есть такой праздник как Ханука знает, пожалуй, уже каждый россиянин. Еще бы, ханукию зажигают в Кремлевском дворце, из которого идут прямые телетрансляции на всю страну. При этом никто почему-то не празднует во всероссийском масштабе мусульманские или буддистские праздники. Тем самым российская власть заигрывает с евреями, или евреи захватили власть в России?

— Я не знаю, вызывает ли это раздражение у остальных конфессий. Как мне кажется, должно вызывать. Поскольку предпочтение одних перед другими не может не оставлять неприятного осадка. Что же касается заигрывания, то это происходит во всем мире и объясняется тем, что из-за сложившихся исторических, культурных и политических реалий евреи, не смотря на то, что во всех странах мира кроме Израиля они составляют доли процентов от общего числа населения, смогли занять достаточно прочное экономическое и иное положение и в большей степени, нежели другие нации и народности, влиять на внутреннюю и внешнюю политику. Нормальное признание того, что этот этнос и в России занимает не последние позиции.

Заявив в начале нашей беседы, что вы – не журналист, все равно к медиа вы имеете самое непосредственное отношение, регулярно появляясь в теле- и радиоэфире. Свобода слова в российских СМИ существует?

— Если подходить количественно к определению полярно-выраженных мнений по поводу российской внутренней и внешней политики, то пространство свободного изъявления сегодня сильно ограниченно. Нельзя сказать, что его не существует совсем. Как зеницу ока бережно хранят либерально-консервативную радиостанцию «Эхо Москвы», сотрудничающую с телеканалом RTVi. По-прежнему пользуется авторитетом у либерально настроенной части населения новости телеканала РенТВ. Нельзя не отметить «Новую газету» и «Коммерсантъ», которые вольны в определении социальности российской политики. Что же касается оголтелой свободы слова, то это время уже ушло.

Это хорошо или плохо?

— Тут нужно оперировать другими категориями. Это закономерно. Если мы посмотрим на американские СМИ, то недавно все мы могли наблюдать потрясающую вещь – транслировавшиеся по телеканалу Fox призывы бойкотировать канал NBC только за то, что тот отказался поздравлять американские войска, дислоцированные в Ираке, с Рождеством и Новым годом. Кроме того, мне очень хорошо известна система распределения правдивой и не очень информации в США. И тоже не считаю эту систему ни хорошей, ни плохой, а закономерной для любой страны, у которой есть отчетливая внешняя политика, есть враждебное окружение, и есть некоторые противоречия внутри самого государства. Это то, что называется на языке простого человека, фильтрация базара.

Я не называю себя журналистом еще и потому, что вообще не верю в объективное освещение любой информации, которое, по моему убеждению, может быть лишь авторским. А автор, если он журналист, находится на службе. И если он не может служить правде, поскольку правда – дама очень капризная и не платит денег, то он служит кому-то другому. И тут самое время для слез умиления – ведь есть журналисты, которые называют свои программы что-то вроде «Свобода слова» или как-нибудь еще, оставаясь при этом либо выразителями идей Кремля, либо идей вашингтонского Белого дома. Такая свобода слова мне задаром не нужна.

Но и Кремль, и Белый дом могут более чем достойно платить.

— Кто-то пошутил, может быть, даже и я по поводу того, что честный журналист продается лишь однажды. Поскольку мне изначально на этом поприще не удалось набить себе цену, то мне гораздо приятнее думать о себе, как о просто авторе, публицисте. Что же касается оплаты, то деньги, конечно, многое играют в нашей жизни. Причем, чем старше становишься, тем больше. Но неправедно нажитые деньги значительно укорачивают жизнь.

Алексей Осипов

Самара today