В любом случае, актер Дэвид Духовны после X-Files обладает, как вы понимаете, определенной долей свободы в рамках заданного вами вопроса. За роль в «Секретных материалах» он получил три Золотых Глобуса, то есть был признан Лучшим Актером телесериала.

Duchovny на английском произносится как ДУ-КАВ-НИ. Его отец, Абрам, был публицистом Американского Еврейского Комитета, мать, Маргарет — учителем начальной школы. Родители развелись когда Дэвиду было 11. У него есть старший брат – Даниэль и младшая сестра — Лори.

В детстве Дэвид был хорошим спортсменом, хорошим студентом и вообще хорошим парнем. И вовсе не испытывал потребности бунтовать или что-нибудь взрывать. Год он играл за баскетбольную команду Принстона, но его здорово невзлюбил тренер. Он не прогонял его, а просто очень редко выставлял на игру.

Именно там, в университете, Духовны написал весьма любопытное сочинение под названием «Шизофреническая критика чистого разума в ранних романах Беккета». Оно содержало интересный анализ творчества этого писателя и было настолько необычно, что Духовны получил за него приз на конкурсе сочинений. Читая эту работу сейчас, актер искренне удивляется: неужели действительно он написал столь блестящее сочинение?

В юности Дэвид и впрямь отличался особыми способностями, любил поэзию и, как откровенничает он теперь, даже использовал знание стихов в амурных делах. Став актером, амурные дела сумел сделать частью своей работы. Или же своего образа? Духовны никогда и не отказывался от участия в съемках сериалов. Однако, его согласие на второй сезон “Californication” стало неожиданностью как для зрителей, так и для режиссеров: слишком уже провокативным было начало этой киноистории – секс, наркотики, словом, не слишком спокойный сюжет.

Дэвид, сценарий вам уже известен, съемки идут полным ходом. И как бы вы определили все это одним словом? Очередной сезон “Californication” – это мелодрама, детектив, триллер или…?

— Однозначно, это шоу, сюжетную линию которого я проживаю не как актер, исполняющий роль главного героя. Я проживаю ее вместе с главным героем, стараясь определить главное в его и, получается, еще и своей жизни. И этим главным становятся семейные ценности

Такое вот смешение функций – когда ты играешь перед камерой и параллельно ведешь поиск духовных ценностей, я уверен, огромная актерская удача. Тем же писателем в этом плане не везет, у них не так много инструментов, которые позволили бы по-настоящему, действенно повлиять на свою аудиторию. Киноактеру в этом плане гораздо проще: нас плюс ко всему еще и видят на экране, а не в качестве книжной иллюстрации. Киногерой куда менее реален, покуда он существует в качестве персонажа сценария. А вот когда реалиями становятся съемная площадка, экран кинотеатра или телевизора – все становится более влиятельным, более весомым, более близким.

Ваша речь очень походит на речь маститого писателя – такая же экспрессивная, яркая, образная. Вы тайком что-то пишете?

— Мне не хватает времени на то, чтобы после целого съемочного дня прийти домой и сесть за письменный стол. Желание попробовать себя в роли писателя существует, но пока оно не сформировалось до такой степени, чтобы я выбрал время и принялся за это.

Но ведь у вас есть возможность дописывать что-то за автора сценария, вставляя придуманные вами реплики в речь героя, роль которого исполняете на съемочной площадке. На такое вот соавторство замахиваетесь?

— Не так активно, как мне, наверное бы, хотелось. Такого рода вмешательство, пусть даже и весьма удачное с любой точки зрения, почти всегда негативно сказывается на процессе съемок – приходится тратить время на согласования, изменения, новые дубли. Даже когда в павильоне царит идеальная атмосфера, всем все равно хочется как можно быстрее все это закончить. А если речь идет о сериале или регулярном ТВ-шоу, то таких съемочных дней бывает не один и не два, а домой хочется ежедневно.

Вас не останавливает то, что “Californication” и секс, скажем так, хорошо знакомы друг с другом?

— Некая доля ханжества мне присуща: я всегда противлюсь обнажению перед камерой. Но, с другой стороны, я на все сто уверен, что каждый дюйм человеческого тела прекрасен. Что же касается “Californication”, то главной нашей задачей было показать то, как порой нелепо ведет себя человек в той области отношений, которую принято называть сексом. Это почти всегда комедийный момент.

И вам это нравится?

— Почему бы и не посмеяться? Хотя, я был бы совсем не против сыграть (да и ощутить) секс как трагедию.

Вам важна разница между независимым кино и тем, что снимают компании кабельного ТВ?

— На кабельном телевидении больше свободы. Особенно в плане того, что вы можете желать снять что-либо, а в кармане у вас ноль. А такие компании предоставляют тебе прекрасную возможность претворять твои творческие замыслы в реальные фильмы или телепередачи. Да, чаще всего это не слишком большие бюджеты, да, нет никакого шанса выдвинуться на «Оскар». Но если ты хочешь творить, реализовывать свои проекты, а не проекты организаторов «Оскара», то это самый лучший вариант. Кабельное телевидение – сегодня это наиболее свободная ниша подобного рода, в которой работать можно прямо сейчас.

Актер Дэвид Духовны сегодня свободен в выборе персонажа?

— Персонажа, которого он будет играть? Это будет зависеть от множества факторов – уровня предложенных сценариев, их количества, бюджетов проектов и прочих деталей. В любом случае, актер Дэвид Духовны после X-Files обладает, как вы понимаете, определенной долей свободы в рамках заданного вами вопроса. Хотя, агент Малдер, конечно же, повзрослел, стал чуточку более мудрым.

Алексей Осипов

Самара today