В апреле 1910 года на очередном заседании Самарской городской думы гласные рассматривали заявление А.С.Ромашева об установлении платы за прокладку электрических проводов частными лицами. Обсуждение казалось бы самого обыденного для тех лет вопроса неожиданно обернулось выступлениями против М.Д. Челышева.

Самарская электрическая станция по причине малой своей мощности не могла обеспечить электроэнергией всех желающих. Состоятельные люди обзаводились собственными станциями, счет которых уже шел на десятки. По своей мощности они часто были таковы, что могли подать свет в дома других горожан. Дума не препятствовала этому, беря за каждый установленный на городской земле столб воздушной электролинии 10 рублей. Такая практика велась с 1907 и вполне устраивала купцов А.А. Субботина, А.Н. Шихобалова и многих других.

Но вот весной 1910 года выясняется, что новый городской голова Михаил Дмитриевич Челышев самолично дал разрешение провести по столбам городской электросети частную линию от дома Шабаева на Казанской улице (А. Толстого) до дома Беспалова на Успенской (Комсомольской). Это вызвало возмущение одного из старейших гласных городской думы Е.Т. Кожевникова (в 70 – 80-х годах Ефим Тимофеевич возглавлял и городское самоуправление). Он потребовал отменить постановление городского головы и «…внушить Голове не вторгаться на будущее время в сферу прав, принадлежащих Думе».

Урок не пошел впрок. Михаил Дмитриевич, представляющий исполнительную власть, постоянно пытался присвоить себе права законодательной, что вело к новым конфликтам. В конце концов, он принужден был сложить с себя полномочия городского головы. Но по части незаконного присвоения прав у него оказалось много последователей, в том числе и в советские годы, и даже в наши дни.

Самара today