Главный проект телеканала «Россия» наступившего года — многосерийная экранизация романа Александра Солженицына «В круге первом» — собрал на пресс-конференцию многочисленную пишущую и снимающую братию. Журналисты, разумеется, ворчали на устроителей мероприятия, которые задержали встречу со съемочной группой на полтора часа, но терпеливо дожидались, пока появятся режиссер-постановщик Глеб Панфилов, жена писателя Наталья Дмитриевна Солженицына, актеры Евгений Миронов, Инна Чурикова, Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова.

«В круге первом» продолжает плодотворную линию телеканала «Россия» на экранизацию выдающихся произведений русской литературы, начатую «Идиотом» и «Мастером и Маргаритой». Задуманный Солженицыным еще в конце 40-х роман о «шарашке» и ее обитателях вырос в целостное описание тоталитарной системы советского государства, явно следуя при этом традициям Достоевского с детективной историей, острыми идейными спорами, с вставными эпизодами. Писатель ведет нас по спирали — от будней политзаключенного Глеба Нержина и его товарищей по спецтюрьме НКВД до шефа госбезопасности Виктора Абакумова и самого отца народов — Сталина.

Если даже судить по фрагментам фильма (так называемой «нарезке»), показанным на пресс-конференции, есть основания говорить о добротной адаптации многослойного и густонаселенного романа к возможностям телевидения. Тем более что сценарий написал сам Александр Исаевич, он же читает закадровый текст.

— Я шел к фильму 30 лет — с того момента, когда мне в 1974 году довелось прочитать роман, — сказал Глеб Панфилов. — Но время пришло, и роман, который меня потряс, стал сериалом. Мне чрезвычайно повезло, что Александр Исаевич согласился написать сценарий, это сулило интереснейшее общение с великим человеком и писателем. «В круге первом» для меня живая книга о живых людях, о времени, о нашей стране.

— Почти все вещи Солженицына, по-моему, очень киногеничны, — заметила Наталья Дмитриевна Солженицына. — Тем не менее это первый в России случай экранизации его произведения. На Западе было несколько попыток, там даже его нобелевскую лекцию превратили в кино! При экранизации всегда велика опасность, что вам «подсунут» не ту Наташу Ростову или Пьера Безухова, не тех героев, с которыми вы прожили жизнь. Когда Глеб Анатольевич Панфилов на предварительном этапе работы решил показать фильм Солженицыну, Александр Исаевич очень волновался. Но, посмотрев фрагменты, испытал облегчение и обрадовался. Практически все найденные Панфиловым лица в совокупности с их игрой никак не противоречили авторским представлениям.

…Как-то, отвечая на вопрос, отсылает ли название романа «В круге первом» его смысловое содержание к дантовскому аду, Солженицын заметил: «Есть принципиальная разница. В схеме Данте чем больше грешен человек, тем ниже он оказывается, в низшем круге, а наверху — наименее грешные. ГУЛАГ устроен иначе, и в ходе моего романа видно: те, кто пытаются бороться со злом, опускаются вниз. А те, кто согласны со злом сотрудничать и примириться, те остаются наверху».

Одна из ключевых сцен фильма: Глеб Нержин, отказавшись участвовать в разработке секретной телефонии для Сталина, отправляется в лагерь.

— Я считаю, что Евгений Миронов замечательно справился со сложной ролью Глеба Нержина, — сказал Глеб Панфилов. — Ведь это положительный герой, которого всегда трудно играть. А еще дело в том, что в образе Глеба угадывается сам Александр Исаевич.

— Не знаю, играл ли я роли сложнее, — заметил Евгений Миронов, — передо мной стояла ответственная задача, которая меня даже тяготила. Играя князя Мышкина в «Идиоте», я пытался обнаружить его попытки «быть другим», найти в идеале какую-то неидеальную деталь. Перечитал «В круге первом» и попросил Наталью Дмитриевну познакомить меня с Александром Исаевичем. Ощущение от встречи было двоякое. С одной стороны, был безумно счастлив, встреча с личностью такого масштаба — одно из самых сильных впечатлений моей жизни. С другой — был разочарован, не найдя в Александре Исаевиче ничего противоречивого. Александр Исаевич произнес фразу, которая повергла меня в шок: «Это счастье, что меня посадили», пояснив, что если бы этого не случилось, ни он, ни его товарищи по заключению не стали бы теми, кем они стали. Там, за колючей проволокой, была цель — остаться человеком. А для моего героя, Глеба Нержина, еще и миссия: засвидетельствовать все, что видел.

— Хочу «защитить» Александра Исаевича от Жени Миронова, — с улыбкой возразила Наталья Дмитриевна. — Он живой человек, обладающий многими недостатками. Глеба трудно играть, потому что в романе он не самый «вылепленный» герой. Женя спрашивал: «А Нержин может выпить?» Александр Исаевич отвечал: «Конечно, еще как». Миронову казалось, что Нержин стерильный. А он все может…

Дмитрий Певцов создал в сериале образ молодого преуспевающего дипломата Иннокентия Володина, который, переосмыслив многие реалии советской истории, сообщает американцам секретные сведения. Вопрос детективный: «Выследят ли Володина?» сменяется вопросом: «Предатель Володин или герой?»

— Я не прокурор своим героям, скорее адвокат, — сказал Дмитрий Певцов. — Бывают ситуации в жизни человека, когда он не может поступить иначе. Потом это назовут подвигом или предательством. В критической ситуации, чтобы обрести внутреннюю гармонию, Володин совершает свой отчаянный поступок. Прав он или нет — судить зрителям.

Среди бесспорных актерских работ в сериале выделяется роль Инны Чуриковой, сыгравшей жену заключенного Герасимовича.

— Я «упала» в эту ситуацию, — сказала Инна Михайловна. — Жены, любимые женщины также несли крест своих мужей, возлюбленных, которых сажали, ссылали, убивали. Кто-то выстоял, другие приспособились. Две сцены с Наташей Герасимович, так мощно, талантливо написанные, — это судьбы многих женщин, воодушевленных любовью.

…Воскресным вечером 29 января на канале «Россия» стартует «В круге первом». Вместе с героями сериала мы окажемся в марфинской шарашке, в доме сталинского прокурора и студенческом общежитии, в кабинете Сталина. И задумаемся над труднейшими страницами отечественной истории.

"Российская газета" №9 (3975)