5 марта 1942 года в Самаре, тогда Куйбышеве, произошло крупное событие в истории отечественного музыкального искусства – здесь впервые прозвучала Седьмая (Ленинградская) симфония Дмитрия Шостаковича. При переполненном зрительном зале Куйбышевского театра оперы и балета ее исполнил оркестр Большого театра Союза ССР. Дирижировал лауреат Сталинской премии, Народный артист СССР Самуил Самосуд. «После первой части симфонии публика устроила Д.Шостаковичу восторженную авацию… А по окончании концерта наградила композитора бурными, долго не смолкавшими аплодисментами.

Исполнение симфонии – большое и радостное событие в истории культуры. Оно будет вписано в историю культурной жизни города Куйбышева» — писала на другой день областная газета «Волжская коммуна».

Дмитрий Дмитриевич Шостакович не предполагал, что судьба забросит его в город на Волге. «Когда твой дом горит, надо быть там и тушить пожар»,- говорил он в дни осады родного Ленинграда. Он три раза просился на фронт, но ему все время отказывали, убеждая, что в тылу он нужнее. В конце концов, его все же зачислили в народное ополчение… заведующим музыкальной частью, которая состояла из одних баянов. Шостакович вступил в ряды добровольцев-пожарных. Однажды во время дежурства на крыше Ленинградской консерватории его сфотографировали в форменной робе и каске. Этот снимок молодого, но уже известного композитора опубликовали многие газеты и журналы мира. Однако 30 сентября 1941 года из Смольного пришел категорический приказ об эвакуации. Так Дмитрий Дмитриевич оказался сначала в Москве, а потом в Куйбышеве. Именно здесь он дописывал начатую в Ленинграде Седьмую симфонию. Самарские писатели Владимир Молько и Андрей Павлов восстановили многие детали ее создания и первого исполнения.

Музыканты ГАБТ репетировали симфонию в фойе Дворца культуры имени Куйбышева всю зиму. Временами было очень холодно, но никто не жаловался. Все понимали, что делают большое и ответственное дело. Главный дирижер С.Самосуд говорил тогда: «Значение симфонии – в ее политическом звучании. В тот момент, когда мир повержен в пучину небывалого катаклизма – в этот момент именно в Советской стране появляется такой Эльбрус музыкального творчества, как Седьмая симфония».

Перед премьерой была выпущена программа концерта с портретом Шостаковича на титульном листе. На второй странице – предисловие самого автора, в котором он писал: «Ленинградская симфония – программное сочинение, навеянное грозными событиями 1941 года. Основные части симфонии – первая и четвертая. Первая часть – это борьба, а четвертая – грядущая победа». В победу Шостакович свято верил – ведь предисловие было написано в те дни, когда враг все еще находился недалеко от Москвы, а до переломной Сталинградской битвы оставалось более полугода.

Генеральная репетиция симфонии прошла 27 февраля, а общественное прослушивание состоялось 1 марта. Они также проходили при аншлаге в зале, заполненном бойцами и командирами Куйбышевского гарнизона, работниками оборонных предприятий. А на премьеру пришли члены правительства страны, работники культуры, местная интеллигенция, дипломаты и иностранные корреспонденты.

Концерт транслировался всеми радиостанциями страны. После премьеры Шостакович сказал в радиоинтервью: «Мы воюем во имя торжества разума над мракобесием, во имя торжества справедливости над варварством. Нет более благородных и возвышенных задач, чем те, которые вдохновляют нас на борьбу с темными силами гитлеризма». Возможно, именно за эти слова, а также за демонстративное исполнение симфонии в Москве и осажденном Ленинграде композитор попал в черный список личных врагов Гитлера. Здесь под номером Д-147 значился сам Иосиф Сталин, под Е-21 – Илья Эренбург, Т-93 – Алексей Толстой и многие другие работники советской культуры, публично осуждавшие фашизм и его идейного вождя.

Но концерт и интервью Шостаковича услышали и друзья. Известные американские дирижеры Л.Стоковский, С.Кусевицкий, Ю.Орманди обратились во Всесоюзное общество культурных связей с просьбой срочно выслать партитуру симфонии в их адрес. Это пожелание было выполнено с немалыми трудностями. Коробку с кинопленкой, на которой была записана симфония, отправили сначала в Тегеран. Потом на автомобиле перевезли в Каир, а оттуда через Южную Америку самолетом доставили в Нью-Йорк. Американские журналисты тут же окрестили это путешествие перелетом «Ста футов симфонии в банке из-под консервов».

Тем не менее, 19 июля 1942 года Седьмая симфония прозвучала в Соединенных Штатах. Дирижировал оркестром великий Артуро Тосканини. Газеты писали потом: «В течение 10 минут в зале творилось нечто невообразимое. Публика стоя приветствовала оркестр и дирижера. После 80-минутного исполнения Тосканини, почти шатаясь, гордый и счастливый, сошел с эстрады». Автору симфонии в Россию было отправлено множество приветственных телеграмм и похвальных рецензий.

22 июня 1942 года Ленинградская симфония была исполнена и в Великобритании. Начав свое триумфальное шествие с берегов Волги, она облетела всю планету и принесла всемирную известность автору. Двадцать лет спустя Шостакович напишет в «Известиях»: «Я никогда не забуду первого исполнения моей Седьмой симфонии в 1942 году в Куйбышеве»…