Именинники: Александр, Антон, Евстолия, Иван, Матрена, Порфирий, Феоктиста. В месяцесловах сказано: «С Матрены зима на ноги встает».

Но в деревне об этом дне говорили: мол, зима-то не сама на ноги встает, а ее Матрена ставит. Травяного зелья напарит, веник в кадке ошпарит — и принимается за белую спинушку, за ноженьки затекшие.

Зима-то спящей красавицей хоть и виделась кому, да всякий помнил, что не ленива та, что гонит метели на русские поля, что небеса с землей равняет, белым саваном порой и человека укрывает. Когда зима собиралась оглядеть свое царство, выводила она из стойла, по народному поверью, первую кобылу белую, чтобы себя показать и своей белой свите — метелям, вьюгам — дорогу указать. Но велика матушка-Русь, сбила кобылка подковы, приустала. А зиме некогда ждать. Велит запрячь кобылку пегую. А сама не ждет, по киселице, по беспутице идет.

Вот зима до избенки доходит, живет в которой Матрена. А Матрена — она на себе привыкла пудовые мешки таскать. Зиму-то ей поднять — чего там! Обихаживает Матрена в своей избе зиму, на ноги ставит.

От деревни к деревне травяные запахи летят, поднимают на ноги в избах занемогших, особенно мужики, мол, сохнут в осени.

От сухоты сухучей

Запаривали листья брусники, крапивы, траву, что вереском зовется, и лихорадкой нагнанную духоту из избы отваживали. Да припасенные корни лопуха с татарником колючим надобно смешать. Притомить эти травы в кадке немалой или в лохани, и чтобы деревянной посуда была, чтобы дух дерева отвару такому помог обратиться в настой сущий, целебный. А после колодезную воду, что в чугуне в устье печи простояла с немалым три часа, влить в лохань. Пусть больной в лохань вступит, с молитвой присядет. Настой травяной сокроет тело его.

Коли есть в запасе крапивы ли ветки, татарника ли листья — над больным надобно порастрясти — от ломот, от гнести. Обиходят родных тебе с ласковым словом. Банька банькой, но и в лохани великой или в кадке отпаренной, добела выскобленной дресвой, в бабьем кугу можно было вымыть больного.

У зимы путь не близок, забот — не счесть. По низинам да по угорьям кружево белое навесить, отбелить полотно луговин. По-за осени убрать надо было. Ведь по-осеннему жухлому полотну и лешие катались, когда в день Ерофея в землю проваливались, дожди топтались, Ветра Ветровичи — семь братьев — силой мерялись. Полотно луговинное ломихой разорвано. Она, по народному поверью, от него отрывала завязки — косицу жидкую заплетать. В тех местах, примечали деревенские люди, где земля как на лоскута разорвана, болеют и корни травы, и твари земные. А ломиха-неряха, она на людей ломоту гонит, ноет: «Дай да дай притулиться, а то мне знобится!»

Так вот, рожденная в день 22 ноября может осеннее, изношенное чинить искусно, шить белой нитью тончайшей.

Матрена отмывает, отбеливает, чистоту наводит.

"Русская Традиция"