Изначально Татианин день — профессиональный праздник московского студенчества. Случилось так, что именно в день празднования памяти святой мученицы Татианы был основан Московский университет. Виной тому, если не ошибаюсь, тетка графа Шувалова. Открытие университета — это как бы подарок ей на именины. На долгую-долгую память. Что касается мученицы Татианы (которой, собственно, и посвящен этот день), то о ней мы знаем немного…

Житие сообщает, что она была единственной дочерью знатного римлянина, бывшего тайным христианином. Соответствующим образом он воспитал и дочь. Достигнув совершеннолетия, Татиана отказалась от брака и решила целиком посвятить себя церкви, став диаконисой (в древности существовал такой чин женщин-священнослужителей). В Риме, между тем, воцарился шестнадцатилетний Александр Север, а реальная власть в империи оказалась в руках фанатичного гонителя христиан Ульпиана. Татиана и ее отец были схвачены и после изуверских пыток зарублены мечом. Случилось это 25 января 226 года от Рождества Христова.

По церковному уставу в этот день полагается обычное богослужение, разве что за счет Татьян-именинниц народу в храмах немного больше, чем обычно. Ничего специфически «образовательного» церковная составляющая Татьянина дня не содержит. Подлинная же причина праздника — открытие московского университета — событие хоть и примечательное, но, по сути своей, не особенно радостное…

Что такое современный университет, мы знаем. А вот что из себя представляла система народного образования на Руси, например, в XVI веке? В деяниях Стоглавого собора (1551 год) читаем: «Священникам и диаконам должно учинять в домех училища, чтобы все православные христиане всякого чина и сана, славные и худородные, богатые и убогие, и даже до последних земледельцев предавали детей на учение грамоте и на учение книжного письма и церковного пения салтычного и чтения налойного…» Начальное образование было всеобщим, грамотность практически стопроцентной (о чем, кстати, красноречиво свидетельствует новгородская берестяная переписка). Дальнейшее обучение (независимо от выбранного служения) велось по принципу «мастер-ученик» и в регламентации не нуждалось. Ученик вырастал в мастера — иконописца, зодчего, литейщика, эконома, а не конспектировал надменный бред скудоумного иностранца. Русский человек не изучал отдельные науки, он постигал Божий мир как единое целое. Поэтому основой начального образования было Священное Писание и богослужебная практика церкви.

«Московия» в то время вовсе не была интеллектуальной провинцией. Иоанн IV и его непримиримый оппонент Андрей Курбский, по мнению современников, были, возможно, самыми образованными и оригинально мыслящими деятелями Средневековья. Тогда же митрополит Филлип (Колычев) умудрился за Полярным кругом на базе Соловецкого монастыря создать супер-современный хозяйственный комплекс — с отапливаемыми теплицами, с конвеером(!) в механических мастерских, с уникальными инженерными сооружениями и целой системой каналов и шлюзов. Первый в мире паровой двигатель и первая железная дорога на паровой тяге также были сознаны русскими мастерами — Лодыгин и братьями Черепановыми.

Однако, к середине XVIII века образование в Российской империи стало уделом немногих — отныне стопроцентной грамотностью могли похвастаться лишь старообрядцы, сохранившие традиционный русский уклад. Привелегированые классы получали уже совсем другое образование.

Характеризуя своих соплеменников, граф Сергей Юльевич Витте часто использовал парадоксальное словосочетание: «тупой немецкий ум». Западная образованность иного ума не знает, а все недостаточно «тупое» считает невежеством. По крайне мере, считала — сейчас, осознав свое интеллектуальное и творческое убожество, Запад лихорадочно скупает русские (а также сербские, индийские, иранские) «мозги», на генетическом уровне сохранившие изначальный, целостный стиль мышления (так мыслил, например, Ломоносов)… Недаром в наукоемких технологиях лидирует не Великобритания и не США, а Япония — страна максимально далекая от западных схоластических «штудий»…

Года два назад на Вологодчине мне встретилось отпечатанное лазерным принтером на хорошей бумаге объявление: «Куплю любые самодельные транспортные средства и технические приспособления. Дорого». Далее следовал телефон… Оказывается, у западных машиностроительных концернов существуют целые отделы, занимающиеся исключительно изучением технического творчества наших «самоделкиных». Говорят, правда, что платят иностранцы мало, зато сильно интересуются подробной технической документацией, и очень удивляются, когда вместо чертежей им предъявляют клочок оберточной бумаги с чернильными кляксами.

Сейчас, когда западная позитивисткая наука каждодневно доказывает свою несостоятельность, а созданные ею бесчисленные проблемы грозят масштабными катаклизмами уже в самом ближайшем будущем, день основания Московского университета (сверстанного по немецким лекалам) — дата далеко не праздничная. Хотя и студентов можно понять — для них это еще один повод пообщаться в неформальной обстановке, почему бы и нет — дело молодое. До революции Татьянин день был более всего знаменит студенческими попойками. Существовало негласное распоряжение московского градоначальника «не препятствовать господам студентам без крайней надобности». «Господа студенты» этим активно пользовались: дразнили городовых, приставали к дамам — в общем, праздновали именины шуваловской тетки «на полную катушку». Эта традиция сохранилась — лужковская милиция тоже старается в этот день студентов не обижать.

Владимир Покровский

2004-01-24 14:30

Национальная Информационная Группа Newsinfo.ru