Именинники:Геннадий, Куприян.

Журавли покидают родные Болота.

Будто слышим из осеннего неба мы в сентябре: «Прощай, матушка-Русь, я к теплу потянусь». Это слово журавлиное, горькое. И когда бы ни привелось нам его услышать, мы, не отводя глаз от выси небесной, ще клин журавлиный едва обозначен, замираем, ощущая себя частицей родного края.

Мы слышим журавлиное прощание, заповеданное птичьему роду из века в век, из сентября в сентябрь. Перед сознанием древний обычай, когда ребятишки по сырым выкошенным, жухлым полям бегут и кричат в ответ: «Колесом дорога!» Они кричат это, чтобы воротить по весне журавлей к родным полям.

Есть древнее поверье, что колесо не остановится на полпути, оно рассечет мглу, перед ним расступится нечистая сила, и ярое, живое, полное жизненной силы, желаемое человеком, оно воротится на родимую сторону.

На болоте

13 сентября ведали в деревне люди: журавли вече собирают. На болоте — журавлиный смотр, птичий спор: «Чьи крылья сильнее, чьи глаза видят яснее малое и великое на земле? Чье нутро выносливее? Кто впереди птичьей стаи будет лететь?» И журавли без веры не живут.

Говорят, что рожденный 13 сентября — Киприан, он посвящен бывает в заботы журавлиные. Он-то знает, да не разнесет по деревне, где хоронится журавль, крыло которого зверь к земле пригнул. Птица эта у человеческого жилья спасения искала. Киприан открыто и гнездо птицы, и жизнь трав на трясине.

Болотный огонь называют люди чертовой огниной. Человека, в неурочный час попавшего на болото, водит огонек этот, спасу не дает — близехонько вспыхнет, огарком обернется. А когда ступит заблудший в его сторону, то беда. В трясину угодит, или sила нечистая швырнет через кочку его кувырком.

А вот Киприан этот чертов огонь — нипочем. Киприан, мол, не обманется, на лихой ветер замахнется — тот отшатнется. На худой огонь обернется — и худой огонь изгаснет. Место тряское, недоброе Киприану — что путь протоптанный.

Ягода-клюква

В деревне верили, что рожденный 13 сентября знает путь к журавлиинику, к россыпи клюквенной. Красна, кругла ягода-клюква. От всякого века, землю обошедшего, ей дана сила полная. Ягода-клюква — от недуга, что насылают по осени на человека гнетуница и лихорадка. Они не только из человека, но и друг из друга жилы тянут. А уж коли к человеку пристали, то похолодят, каменят нутро-то.

Ягода-клюква на болотной трясине растет, по кочкам, а то и россыпью великой. Ее солнце печет, дождь хлещет, а журавль ждет, когда она полыхнет. Ягода-клюква мхом утирается, мхом укрывается. Мох ее тепло хранит. Недаром и в избе у человека мох тепло держит, хранит избу от темных сил, потому в избу нежить уж просто не проскользнет, а станет рассоху искать.

За журавлинкой, за ягодой-клюквой на болото ходили после 13 сентября. Ведь пристанищем sилы темной, нечистой была зыбучая падь. Зелену ягоду-клюкву брать sлу угождать, — верили в стародавние времена люди. Приговаривали: ягоду-клюкву не тронь, покуда не полыхнет она, не отгонит sло в зыбучую топь!

А коли какая девка грех на себя возьмет, прежде срока, прежде 13 сентября, журавлинку оберет, в девку ту бесплодница может вселиться. У парня нечистая sила ум смешает. А коль баба какая иль мужик журавлинку прежде срока огребут, то помутит того, поводит по болоту, огоньком-то поблазнит, побессилит.

"Русская традиция"