28 августа 1964 город Ставрополь-на-Волге Указом Президиума Верховного Совета РСФСР переименован в город Тольятти. Так была увековечена память видного руководителя Итальянской коммунистической партии, стойкого интернационалиста и антифашиста, большого друга Советского Союза Пальмиро Тольятти.

Вместе с Антонио Грамши Тольятти стоял у истоков коммунистической партии Италии, был главным редактором ее газеты «Коммунист». Спасаясь от преследования фашистов, был вынужден покинуть родину. С 1940 по 1944 год он жил в Советском Союзе. В октябре 1941 года вместе с другими работниками Коминтерна некоторое время работал в Самаре (тогда Куйбышеве). В 1944 году он вернулся в Италию и стал одним из руководителей движения Сопротивления. После разгрома фашистов Тольятти был членом правительства Италии, министром юстиции. Он принимал участие в работе трех съездов КПСС в Москве.

Умер Пальмиро Тольятти 21 августа 1964 года. В названном в честь него городе на Волге собрано немало документов, статей, речей, фотографий. Есть даже грампластинки с записями его выступлений. А строительство Волжского автозавода с помощью итальянской фирмы «Фиат» хорошо помогало имиджу молодого растущего города Тольятти.

Однако в 1996 году в архивах КГБ было обнаружено письмо Пальмиро Тольятти члену Коминтерна Винченцо Бьянки, датированное 15 февраля 1943 года. В нем на просьбу Бьянки облегчить участь итальянских военнопленных, страдавших от голода и холода в советских лагерях, Тольятти ответил отказом. Он писал: «Наша позиция в отношении армий, вторгшихся в Советский Союз, была определена Сталиным, и больше мне вам нечего сказать».

Письмо было опубликовано итальянскими газетами и имело широкий антикоммунистический резонанс во всем мире. В городе Тольятти был даже поднят вопрос о проведении референдума о переименовании города. Такой референдум состоялся 1 декабря 1996 года. Большинство жителей высказалось за сохранения названия Тольятти.

А вот как фактически происходило переименование. Через неделю после того как в Крыму скоропостижно скончался находившийся здесь на отдыхе генеральный секретарь Итальянской коммунистической партии Пальмиро Тольятти,в квартире председателя Ставропольского горисполкома В.Ф. Прасолова г раздался телефонный звонок. Оказалось, что звонили из Москвы, из редакции газеты «Правда».

Корреспондент поинтересовался, в каких местах города завтра будут проводиться митинги трудящихся в поддержку переименования Ставрополя в Тольятти, так как «Правда» намерена осветить это событие на своих страницах. Потрясенный мэр смог лишь сказать, что он до сей минуты даже и не подозревал о таком переименовании, но если из Москвы придет подтверждение, то митинги будут организованы в кратчайшие сроки.

Назавтра ставропольцы и в самом деле узнали о том, что подписан соответствующий указ Президиума Верховного Совета РСФСР, и все они с 28 августа 1964 года именуются уже не ставропольцами, а тольяттинцами. Прасолову в тот же день пришлось организовать несколько митингов на предприятиях города и самому на них присутствовать. Однако единодушной поддержки решения о переименовании города со стороны населения так и не произошло.

Несмотря на формальный характер митингов, вместе с выступлениями дежурных ораторов в типично советском стиле «Одобрям-с!» с трибун прозвучали и слова возмущения. Контекст таких реплик был одним: «Почему не спросили мнение народа?» и «Кто такой этот Тольятти, чтобы в его честь переименовывать целый город?» Но в официальных отчетах и тем более в газетных статьях никаких протестов по поводу переименования не оказалось. Здесь были напечатаны только выступления в поддержку этого шага властей.

Со временем человек привыкает ко всему, в том числе и к новому названию города, в котором он живет. С годами даже старожилы Ставрополя стали постепенно забывать его прежнее имя. А после того, как в 1966 году правительство СССР приняло решение о размещении в Тольятти крупнейшего в стране завода по выпуску малолитражных автомобилей, на очередную великую стройку коммунизма со всей страны съехались сотни тысяч людей, для которых имя Ставрополь уже тогда выглядело чем-то архаичным.

Ныне для подавляющего большинства тольяттинцев уже как бы никогда и не существовало прежней малой родины — тихого и провинциального городка на излучине Волги. Ведь все они в свое время приехали на здешние стройки отнюдь не в Ставрополь, а именно в Тольятти, и впоследствии в том же Тольятти родились их дети и внуки. Неудивительно, что уже в постперестроечное время неоднократные попытки ряда инициативных групп провести через всенародный референдум возвращение городу прежнего имени каждый раз так и не смогли набрать в свою пользу необходимого большинства голосов.

Правда, активисты общественных организаций в поддержку Ставрополя по сей день не теряют надежды на свой успех. Они по-прежнему полны решимости убрать с карты страны фамилию бывшего лидера итальянских коммунистов, попавшую сюда, как они считают, отнюдь не по причине каких-то его выдающихся заслуг, а лишь по удивительной прихоти истории.

Самара today