10 апреля 1918 года в должности председателя Самарского революционного трибунала был утвержден Франциск Иванович Венцек.

Декретом Совета Народных Комиссаров «О суде» от 5 декабря 1917 года были ликвидированы все институты прежних судебных систем России – как царской, так и созданной Временным правительством. Вместо них вводились два вида новых судебных учреждений: революционные трибуналы и народные суды.

В подсудность ревтрибуналов переходили дела о контрреволюционных деяниях и выступлениях, саботаже, дискредитации советской власти, бандитизме, убийствах и покушениях, разбоях, грабежах, подлогах, преступлениях по должности, шпионаже, спекуляции, подделке денежных знаков, крупных хищениях госсобственности и других тяжких преступлениях. На практике революционные трибуналы сплошь и рядом превращались в органы политической расправы над представителями бывших имущих слоев населения. В первые месяцы советской власти они усугубляли правовой беспредел в стране еще и тем, что являлись фактически единственными судебными органами на местах.

Что же касается народных судов, то они, согласно декрету, создавались для рассмотрения уголовных дел общекриминального характера со сроками наказания не более двух лет лишения свободы, а также гражданских дел с суммой иска до 3 тысяч рублей.

Во исполнение упомянутого выше декрета «О суде» на заседании Самарского совета ра­бочих и солдатских депутатов 2 января 1918 года было принято решение об упразд­нении Самарского окружного суда и об образовании губернского комиссариата юстиции во главе с Н.Н. Лотовым. На этом заседании председатель Самарского губисполкома В.В. Куйбышев ска­зал, что «революционный суд должен стать орудием борьбы против спекулянтов, во­ров, грабителей и лиц, не исполняющих постановления советской власти». Первым председателем Самарского ревтрибунала был избран большевик В.М. Зубков, по профессии – типографский рабочий.

Новые перемены в руководстве ревтрибунала произошли в конце марта – начале апреля 1918 года, когда губернский комиссариат по печати предпринял репрессивные меры в отношении ряда газет, занимавших откровенно антисоветские позиции. Для воздействия на профсоюз печатников и на руководство крамольных изданий на работу в этот орган власти был переведен В.М. Зубков. На освободившуюся должность председателя Самарского ревтрибунала решением коллегии губернского комиссариата юстиции от 10 апреля 1918 года был утвержден Франциск Иванович Венцек.

Он родился в 1885 году в Самарканде в небогатой польской семье. Родители Венцека были сосланы в Среднюю Азию за участие в выступлениях поляков против царского режима. Детство и юность Франциска прошли в кругу политических ссыльных, которые в большинстве своем попали в Самарканд за пропаганду марксизма. Под их влиянием Венцек в 1904 году вступил в РСДРП, а в 1905 году уехал в Москву, где принял участие в декабрьских событиях на Красной Пресне. Став впоследствии профессиональным революционером, Венцек вел нелегальную работу в Харькове и Туле, после чего неоднократно арестовывался и высылался в разные регионы России. Последний раз он в 1915 году был выслан в Калугу, откуда вскоре сбежал и оказался в Самаре. Здесь он познакомился с большевичкой С.И. Дерябиной, ставшей впоследствии его гражданской женой.

Венцек и его подруга приняли самое активное участие в революционных событиях в Самаре в 1917 году. После Октябрьского переворота Дерябина была назначена губернским комиссаром по делам печати, а Венцек был избран сначала рядовым членом, а затем заместителем председателя губисполкома. Как уже говорилось, с 10 апреля 1918 года он возглавил губернский ревтрибунал.

В течение апреля-мая у этого судебного ведомства было очень много работы. Сначала Венцеку и другим членам трибунала довелось выносить смертные приговоры по делам участников ряда крестьянских выступлений, произошедших в марте 1918 года. Тогда были казнены десятки человек, причем полные списки приговоренных к смертной казни не сохранились. Затем ревтрибунал оказался завален делами участников анархо-максималистского мятежа в Самаре (17-18 мая 1918 года). По этим эпизодам также не сохранилось полных сведений о числе смертных приговоров, вынесенных Венцеком и его сотрудниками, хотя одних только так называемых «членов вооруженных банд» было расстреляно 470 человек».

После того, как 8 июня 1918 года Самара была захвачена чехословацкими войсками, к руководству городом и всем регионом пришел новый орган власти – Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Уже в день взятия Самары интервентами в городе начались массовые несанкционированные расправы. Неудивительно, что среди обывателей нашлось немало желающих отомстить «красным судьям» за смертные приговоры, вынесенные их родственникам и знакомым. Поэтому уже 8 июня на улице Заводской в числе других большевиков чехами по подсказке самарских жителей были арестованы председатель ревтрибунала Ф.И. Венцек, а также оказавшийся рядом с ним заведующий жилищным отделом горисполкома И.И. Штыркин.

Когда чешские военные повели их в здание штаба, вокруг собралась толпа обывателей, которые потребовали выдачи им пленных. Очевидцы свидетельствуют, что чешский офицер, возглавлявший группу конвоиров, не стал препятствовать толпе, и в итоге при его попустительстве обыватели совершили с безоружными людьми чудовищный акт самосуда.

Самарский краевед Ф.Г. Попов в своей книге «Чехословацкий мятеж и самарская учредилка» об этом писал так: «Одним из первых пал жертвой зверской расправы черносотенной толпы при активной помощи победителей-чехословаков председатель революционного трибунала Франциск Венцек, старый большевик. Его схватили на Заводской улице, около клуба. Как рассказывают очевидцы, толпа зверски набросилась на Венцека, переломала ему ребра, била палками, топтала ногами. Тело передергивалось от града пинков и ударов камнями, но Венцек не выронил ни одного стона. Его пристрелил какой-то белогвардеец. Рядом с Венцеком такой же смертью погиб Штыркин, комиссар жилищного отдела».

Решением Самарского горсовета от 8 июля 1926 года в память об этой расправе улица Заводская в Самаре была переименована в улицу Венцека.

Самара today