29 июля 1944 года глава НКВД СССР Л.П. Берия подписал приказ о создании в Куйбышевской области первых лагерей для военнопленных в поселках Красная Глинка и Кряж.

В 40-х – 50-х годах пленным солдатам и офицерам вермахта было суждено внести немалый трудовой вклад в строительство объектов нефтяного комплекса Куйбышевской области. Хотя самые первые гитлеровцы попали в советский плен еще в начале Великой Отечественной войны, тогда это было всего лишь несколько сотен, от силы несколько тысяч человек. Лишь после катастрофического поражения немецко-фашистских войск под Сталинградом счет пленных пошел уже на десятки и сотни тысяч. Руководством страны было принято решение об их использовании в качестве рабочей силы на нефтепромыслах и при строительстве предприятий в глубоком советском тылу. 29 июля 1944 года глава НКВД СССР Л.П. Берия подписал приказ о создании первых в Куйбышевской области лагерей для военнопленных. Три из них появились уже в августе того же года в районе поселков Красная Глинка и Кряж.

Первым открылся лагерь № 234, потом – лагеря № 358 и № 399. Одновременно в них находилось в среднем 15 тысяч германских военнопленных. В общей сложности за шесть лет существования этих мест заключения в Куйбышевской области через них прошло около 100 тысяч немцев, итальянцев, румын, венгров и болгар, до этого служивших в рядах вермахта. Вскоре после того, как открылись поселения для пленных близ поселков Кряж и Красная Глинка, такие же лагеря появились в Сызрани, а также на нефтепромыслах в Сосново-Солонецком (ныне — Ставропольском) районе, у поселков Зольное, Бахилова Поляна, Отважное, Александровка и Яблоневый Овраг.

Первые полторы тысячи пленных, прибывших в Куйбышев, первоначально предполагалось использовать на разработках каменных карьеров в районе поселка Красная Глинка, где условия работы и жизни были весьма суровыми. Но потом планы НКВД изменились, и первую партию немцев вместо Красной Глинки решено было разместить неподалеку от станции Кряж, где во второй половине 1944 года началось строительство Крекинг-завода (завод № 443, а впоследствии — Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод). Пленных здесь предполагалось использовать в основном в качестве слесарей, токарей и монтажников.

Откуда в Куйбышев привозили немцев? Сохранились указания на этот счет замнаркома НКВД СССР Чернышова: «Прошу немедленно командировать представителей управления особстроительства из Куйбышева в Тамбов и Потьму для отбора специалистов из числа военнопленных». Согласно разнарядке, нужно было отобрать 20 слесарей, по 40 — механиков и электриков, 10 электросварщиков, а также рабочих некоторых других специальностей. Все они уже вскоре были отправлены на строительство нефтеперерабатывающего завода. Через месяц также было создано лагерное отделение на Сухой Самарке на 450 человек, где немцы сооружали водозабор для этого предприятия и работали на лесопилке. И лишь после этого открылся третий по счету куйбышевский лагерь для военнопленных в районе Сокского каменного карьера.

Во втором потоке в Куйбышев в конце 1944 года было завезено еще 1800 пленных из Румынии и Венгрии, которые использовались уже не на строительстве вспомогательных сооружений НПЗ, а на возведении главных конструкций предприятия. После открытия второго лагеря в Москву из Куйбышева была отправлена бумага, в которой обосновывалась необходимость доведения числа военнопленных в куйбышевских лагерях до 3000 человек, а также говорилось об открытии еще одного лагучастка на 300 человек на Красной Глинке. Из Москвы на этот счет поступило согласие, но оно сопровождалось жестким требованием: для немцев построить соответствующие нашему климату бараки и обеспечить весь контингент пленных питанием и теплой одеждой.

В июне 1945 года в Куйбышевской области открылся очередной лагерь, рассчитанный в общей сложности на 8500 военнопленных. Его контингент был задействован в разработке нефтяных месторождений Самарской Луки, и потому два отделения этого лагеря, рассчитанные на 1000 человек каждое, разместились в Яблоневом Овраге. Другое лаготделение на 1500 человек находилось в поселке Отважный (ныне Жигулевск), а его филиал на 500 пленных — в селе Александровка. Еще один лагпункт на 1500 человек был организован в поселке Бахилова Поляна. Неподалеку от поселка Зольное разместилось еще 3000 бывших немецких солдат. В основном в 358-й лагерь военнопленные поступали из румынского города Фокшаны.

Трудовой день немецких военнопленных составлял 10 рабочих часов. Тот, кто выполнял от 80 до 100% нормы, получал по 7 рублей в месяц на приобретение предметов первой необходимости, а за перевыполнение установленных норм полагалось по 25 рублей в месяц. Состояние этих лагерей регулярно проверялось работниками прокуратуры и санитарных служб. Как правило, пленные размещались в деревянных бараках с печным отоплением. Помещения были оборудованы нарами.

В декабре 1945 года в 6-м отделении лагеря № 358 создалось тяжелое положение. Бараки, в которых находились военнопленные, не были приспособлены для проживания в них зимой. В сильные холода в отапливаемых помещениях средняя температура воздуха не превышала +3˚. Лазарета в этом отделении не было, и потому больные содержались также как и все. Среди пленных было много людей с кожными заболеваниями, а также с крупозным воспалением легких. Вода на участок доставлялась на лошадях. Военнопленные ежедневно ходили в лес за дровами, однако их хватало лишь для использования на кухне и в бане.

В конце 1945 года исполняющий обязанности начальника Особстроя Радецкий направил на имя управляющего Куйбышевским нефтеобъединением Анисимова рапорт, в котором сообщал: «Опыт работы с военнопленными на Самарской Луке показал, что по объективным причинам продуктивно их использовать здесь невозможно, все они плохо переносят морозы и при температуре ниже -15˚ градусов работать не могут. Большая часть больных однозначно нетрудоспособна. Относительно трудоспособными оказываются не немцы, а пленные мадьяры (венгры)». Автор рапорта предложил ликвидировать лагеря военнопленных в Куйбышевской области, а ослабленный контингент этапом отправлять в более теплые регионы.

Так впоследствии и произошло: после окончания строительства Крекинг-завода и сокращения нефтяных разработок перечисленные выше места заключения пленных в нашей области были закрыты, а большинство немцев перевезли на юг страны, в том числе и на восстановление Сталинграда. Однако отдельные группы немецких пленных все же трудились в областном центре до самого конца 40-х годов, где они строили жилые дома и участвовали в прокладке различных коммуникаций.

Самара today