Вчера на предприятии, доживающем свои последние дни, состоялось очередное собрание кредиторов.

Конкурсный управляющий Вячеслав Гордеев делал перед собранием свой первый отчет. Хотя докладывать особенно было не о чем. На предприятии началась инвентаризация имущества. Как и положено при конкурсном управлении, были закрыты все счета предприятия-банкрота, и открыт новый — в Волгокамском банке. Представитель ФИА-банка (один из кредиторов) даже выразил недоумение, почему было выбрано именно это кредитное учреждение. И получил вряд ли удовлетворивший его ответ: «Мы работаем на рынке. Это не противоречит закону».

Как сообщил Гордеев, конкурсная масса только формируется ,и этот процесс, скорее всего, завершится лишь в марте. Кредиторы поначалу изъявили желание больше не собираться до этого срока, но потом поняли, что погорячились. Дело в том, что конкурсный управляющий предложил присутствующим ознакомиться с примерной сметой расходов на конкурсное производство Два раздела по ней пока еще не подготовлены. Но и то, что увидели кредиторы, вглядевшись в цифры, их сразу обеспокоило. Ирина Гендель, к примеру, сразу же отметила нецелесообразность содержания пожарной части на предприятии. Сэкономить на этих расходах можно было бы, просто заключив договор на оказание соответствующих услуг, а именно — тушение возгораний.

Автоматически под вопросом оказалась зарплата; не слишком ли много просит Гордеев для того штата, которому придется работать под его управлением? По мнению той же Гендель, многовато. Но дискуссию свели к нулю, поскольку смету планируется принять только на следующем собрании кредиторов. А за это время никому не возбраняется подготовить свои замечания.

Причиной затяжного спора стало предложение конкурсного управляющего продавать черный металл вне торгов и без привлечения оценщика. Ирина Гендель и здесь увидела подвох. Металл предлагалось продавать по цене 900 рублей за тонну, в то время как в городе сложилась иная цена — 1200-1300 рублей.

К тому же без торгов можно продавать только имущество, которое стоит не больше 100 тысяч рублей. Сто тысяч — раз, сто тысяч — два… А в конечном итоге под видом чермета будет продано имущество, которое стоит гораздо дороже. В конце концов кредиторы решили, что продавать чермет без торгов все-таки можно, однако к следующему собранию нужно будет определиться с условиями продажи и с лимитами

Волга.Ру