В этом году жителю подмосковного Подольска Вите Козловцеву исполнилось семь лет. Обычные дети в этом возрасте уже ходят к школу. Но Витя — не обычный ребенок. К шести годам он умел ходить только на четвереньках. Не мог произнести ни одного слова — лишь скулил и рычал. Потому что до шести лет его воспитывала дворняга.

В детской поликлинике Подольска врач случайно обратила внимание на карту, последняя запись в которой датировалась 2001 годом. Решила проверить, почему не приходят. Несколько раз являлась по адресу — ответом на звонки был только собачий лай. Педиатр обратилась в милицию. Когда взломали дверь, оторопели даже видавшие всякое милиционеры: навстречу им с дружным лаем выскочили два живых существа. Большая собака и маленький ребенок со спутанными, в колтунах волосами.

Шестилетний Виктор Козловцев в совершенстве владел всеми собачьими повадками — бегал на четвереньках, лаял, лакал из миски и уютно сворачивался калачиком рядом со своей хвостатой воспитательницей. Зато не имел никаких человеческих навыков. Врачи диагностировали у мальчика синдром Маугли.

Ободранные обои, экскременты, валяющиеся по всей квартире… В коридоре — две больших миски, куда бросали еду собаке и малышу. Там же, на собачьей подстилке, ребенок и спал. Самое поразительное, что в той же квартире жила и мама ребенка. Венера Козловцева работала уборщицей на одном из предприятий, не пила и судебно-психиатрической экспертизой была признана психически здоровой. Витин отец все эти годы вместе со своей матерью жил в том же доме и даже исправно платил алименты.

— Я несколько раз пытался навестить сына, — оправдывается Андрей Козловцев, — но бывшая супруга не пускала даже на порог. Она с кулаками и такой площадной бранью обрушивалась на меня и мою маму, что мы решили не вмешиваться…

Сейчас по делу Венеры Козловцевой идет следствие, ей грозит срок по уголовной статье.

Подробнеев матерале на сайте газеты Московский Комсомолец