В Черемушкинском суде столицы вчера открылся необычный процесс. Предварил его весьма активный и шумный, но, как выяснилось, официально санкционированный митинг. Утром перед зданием суда собралось несколько десятков солидных, хорошо одетых мужчин и женщин, которые развернули плакаты и начали скандировать написанные на них фразы: «Садистам не место среди людей!», «Прекратите репрессии над животными», «Живодера — в тюрьму».

Поводом для столь масштабной публичной акции, которые сопровождают далеко не все «громкие» процессы, стал вполне заурядный для Москвы инцидент. 21 марта этого года на станции метро «Коньково» был убит один из бездомных псов, которые в холода обживают подземные переходы и которых подкармливают работники, милиционеры, продавцы ларьков, пассажиры.

На скамью подсудимых попал 58-летний Борис Суров, который, как следует из материалов дела, прошлой весной, работая охранником в переходе, на глазах у десятков пассажиров жестоко избил бездомного пса и угрожал убийством людям, пытавшимся помочь собаке. Дворняга умерла. По мнению, потерпевших и их адвоката, г-н Суров заслуживает «реальной меры наказания» — шесть лет колонии, так как «общественно опасен и представляет угрозу для окружающих».

Как следует из материалов уголовного дела, «21 марта 2006 года около 15 часов на станции «Коньково» Суров схватил собаку Рыжика, которая жила на этой станции, и стал демонстративно избивать. Охранник наносил животному удары рукояткой ножа по голове и другим частям тела, выбил глаз». Избиение происходило на глазах пассажиров, среди которых были дети. Двоим мужчинам удалось отбить пса у садиста. При этом, как следует из заявления потерпевшего Сергея Бровко, Суров замахивался ножом и на него. Второй раз на пса, как считает следствие, подсудимый напал уже после полуночи, когда прохожих уже не было. Два дня собака неподвижно пролежала в переходе, пока его не нашла Екатерина Колычева. Женщина на протяжении полугода подкармливала Рыжика и ухаживала за ним и даже завела на него ветеринарный паспорт и надела ошейник. Она отвезла едва живого пса в приют «Эко», где в течение двух недель его пытались спасти. 3 апреля Рыжик умер. Ветеринары констатировали закрытую черепно-мозговую травму, частичную потерю зрения, отбитые легкое и почку.

Екатерина Колычева и Сергей Бровко вместе с адвокатом Екатериной Поляковой (в 2001 году она выиграла процесс по делу об убийстве собаки на станции метро «Менделеевская») добились, чтобы Бориса Сурова обвинили в «жестоком обращении с животными», «угрозе убийством», «хулиганстве» и «уничтожении чужого имущества». (Домашние животные квалифицируются судом как личное имущество хозяина).

Судебное заседание началось с часовой задержкой — опоздал обвиняемый. В зал он прошел, закрываясь от фото- и видеокамер, заявив только, что не убивал пса. Возможно, в надежде, что на следующем заседании «аншлага» не будет, г-н Суров и его адвокат Марина Якубоева сразу заявили ходатайство о переносе процесса. Охранник сообщил, что у него повысилось давление. Несмотря на протест потерпевших, которые требовали вызвать в суд «скорую» и освидетельствовать г-на Сурова на месте, судья отложила процесс до 28 ноября, но обязала подсудимого представить медсправку.

По словам г-жи Поляковой, которая называет себя адвокатом Рыжика, сторона потерпевших намерена добиться беспрецедентного для подобных уголовных дел решения — реального срока наказания для обвиняемого. До сих пор такие дела заканчивались штрафами. «В деле есть серьезные статьи, такие, как «хулиганство» и «угроза убийством». Суров ранее судим. Он замахивался ножом на человека, он опасен», — считает г-жа Полякова и привела пример из своей практики. В 2004 году вместе с защитниками животных она не смогла добиться наказания для жителя подмосковного Реутова, который забил ногами дворнягу. «Между тем прошло совсем немного времени, и Федоров поднял руку на человека, зарезав своего собутыльника!» — отметила адвокат.

Татьяна ГРИЦЕНКО

N°210

15 ноября 2006

Время новостей