На парижской неделе моды дебютировал Игорь Чапурин. Покорять искушенную публику дизайнеру помог Большой театр — предоставил обувь для показа. В группу поддержки вошли светские персоны из России: они рассуждали о национальной самобытности и пили за успех на закрытой вечеринке.

Ох уж это вечное французское противостояние. «Диор», «Шанель» и «Сен Лоран». И пусть для «Диора» творит англичанин Гальяна, для «Шанеля» — немец Лагерфельд. Без этой сугубо французской истерии не обходится ни одна парижская неделя высокой моды.

Черные кружева и черная кожа, полупрозрачные платья и плащи цвета табака — это от «Диора». Твид в обрамлении жемчуга, короткие пиджаки в сочетании с джинсами (дань памяти культовому Джеймсу Дину, трагически погибшему 50 лет назад) — это от «Шанеля».

В первом ряду, как и положено, звезды. На показе «Диора» — Шерон Стоун и Мухаммед аль-Файед. У «Шанели» — супруга президента Франции Бернадет Ширак. Но главное, что и место для показа все эти великие дома мод в этом году выбрали одно и то же — только что открывшийся для широкой публики после 12-летнего перерыва Гран-Поле — Большой Дворец.

Выбрать место для пока коллекции порой сложнее, чем создать саму коллекцию. Ведь чтобы потрафить взыскательнейшей парижской публике, нужен точный коммерческий расчет, особенно, если выставляешься в Париже впервые. Как, например, Игорь Чапурин, который для своего первого показа в Париже выбрал концертный зал «Гаво».

Игорь Чапурин, модельер: «Я не хочу быть лубочным дизайнером, я не хочу быть дизайнером, который пропагандирует те шаблоны, которыми давно живет мир и думает о России: матрешки, водка, икра и прочее. Я дал некую высокоинтеллектуальную Россию, Россию высокого искусства, которое до сих пор ценится. Балет — это та мистика, которая заволокла сейчас меня».

Пуанты. Более двух тысяч пар в подарок. Большой театр, поддержав Игоря Чапурина, поделился с парижанами своей историей. Здесь пуанты и Максимовой, и Семеняки.

А чапуринские модели как танцовщица Дега — еще не на сцене, но уже у станка. Полупрозрачный шелк, тафта и органза. И главная деталь коллекции — репетиционные гетры для разогрева мышц.

Но меньше всего этот первый показ Чапурина в Париже напоминал репетицию. Парижская публика рукоплескала модельеру, за кулисами его поздравляли друзья и близкие, приехавшие из Москвы.

Павел Астахов, адвокат: «Запад уже соскучился по свежей идее, по свежей крови. Приход Игоря Чапурина на Запад, в Европу — это, прежде всего, событие для них, для Запада, а не для Игоря».

Балетные экзерсисы продолжились и на закрытой вечеринке по случаю показа. Как говорят знающие люди, такого количества водки и черной икры Париж давно не видел. Парижская богема и VIP-десант из Москвы праздновали успех Чапурина всю ночь.

Людмила Нарусова, член Совета федерации РФ: «При всех глобализации и компьютеризации нашей жизни даже в Париже есть люди, которые до сих пор думают, что в России ходят в валенках и в телогрейках. Поэтому пусть смотрят».

Весь вопрос: как после одного, пусть даже очень успешного показа, войти в престижнейший синдикат парижской моды, объединяющий лучших? Войти и удержаться, причем не только на пуантах.

На подиум и за кулисы заглянул

собственный корреспондент телекомпании НТВ

во Франции Вадим Глускер

Телекомпания НТВ