Американские историки пришли к выводу, что Вальтер Ульбрихт, генеральный секретарь СЕПГ в бывшей ГДР, добился строительства Берлинской стены против воли Москвы.

Восемь лет глава СЕПГ Вальтер Ульбрихт упрашивал Москву разрешить построить наконец стену вокруг Западного Берлина. И восемь лет в ответ он слышал лишь «нет».

«Нет, нельзя закрывать границу в Берлине», – телеграфировало советское руководство руководству Восточного Берлина еще в марте 1953 года, ссылаясь на то, что «технически» почти невозможно разделить город на две части, а политически это вызовет ненависть берлинцев к коммунистическому режиму в ГДР и к Советскому Союзу. Вместо этого Кремль требовал от немецких товарищей идти во внутренней политике мягким курсом и не настраивать против себя почти все население.

К таким выводам пришла американский историк Хоуп М. Хэррисон, сотрудница Американской Академии в Берлине.

В начале 1990-х годов ей посчастливилось. Она оказалась в нужном месте в нужное время. Поскольку лишь тогда на короткое время секретные московские архивы компартии стали доступны для зарубежных ученых. Г-жа Хэррисон нашла документы, которые, по ее мнению, подтверждают, что строительство Берлинской стены форсировали отнюдь не русские, больше того – они выступали против.

«В то время «голуби» находились в Москве, а «ястребы» – в Восточном Берлине», – заявила Хэррисон газете Tagesspiegel.

Немецкие историки назвали результаты работы г-жи Хэррисон, опубликованные ею недавно в США в книге, которая еще не переведена на немецкий, убедительными.

В конце концов Ульбрихт добился своего. После нескольких лет настойчивых просьб летом 1961 он получил разрешение на строительство стены.

За этим решением стояли следующие события. Во-первых, Ульбрихт демонстративно установил контакт с китайским лидером Мао. «Они оба считали Хрущева слишком слабым в отношениях с Западом», – говорит Хэррисон. Эта намечающаяся германо-китайская ось оказала давление на советского руководителя.

Кроме того, в начале июня 1961 года переговоры Хрущева в Вене с президентом Кеннеди закончились ничем. «Это сыграло на руку Ульбрихту», – говорит историк. И, наконец, Хрущев не мог больше игнорировать потоки беженцев, перебирающихся в Западный Берлин. Опасность, что ГДР могла не выдержать этого, была слишком велика.

В борьбе за руководство КПСС после смерти Сталина двое из противников Хрущева были сняты с должностей по обвинению, что они якобы собирались отдать ГДР за бесценок Западной Германии. И Хрущев ни в коем случае не хотел, чтобы его обвинили в том же, говорит г-жа Хэррисон.

Однако глава СЕПГ добился своего не во всем. Его желание получить контроль над транзитными путями и воздушными линиями в Западный Берлина осталось невыполненным. Причина вполне объяснима: Хрущев боялся, что Ульбрихт будет притеснять союзников, что может привести к войне.

Tagesspiegel Инго Бах

11:40 19 февраля

Переведено 19 февраля 2004

InoPressa.ru

InoPressa.ru