Кто-то, прочитав этот материал, может решить, что я против возрождения Самарского авиационного завода. Отнюдь. Я — за! Двумя руками. И возрождения всей российской промышленности я желаю не меньше остальных. Ибо понимаю: без работающих заводов страна становится все более зависимой от Запада, несмотря на бодрые заявления ВВП (Владимира Владимировича Путина) о планируемом повышении ВВП (внутреннего валового продукта).

Но я против того, как все это делается и подается. И мне не нравится, когда после помпезной тусовки с выкатыванием самолета и громких заявлений самолет закатывают обратно, а в редакцию звонят работники «Авиакора» и с болью в голосе сообщают, что самолет этот никуда не полетит. Более того, его начали разбирать.

Так что же тогда показывали народу — муляж? Или это новейшая российская технология самолета-невидимки? В смысле в небе мы его нескоро увидим. Если вообще увидим.

PR — самое эффективное и, что немаловажно, законное мероприятие по потрошению лохов. Главное — все надо сделать пусть и незамысловато, но изящно. И не забыть привлечь подручные средства массовой информации, в ходе всего мероприятия дружно запевающие: «Наконец-то, наконец-то…», «К нам приехал, к нам приехал…» и прочие трели со слащаво-сопливыми подвываниями, вздохами и преданным заглядыванием в глаза. Далее обязательный фуршет. Для VIPoB — обособленно, для подвывавших -отдельно, где-то посредине между самыми важными и прочей набежавшей шушерой. А уже к вечеру по телевизору, а назавтра из газет все недопущенные к столу осознают: вот оно — счастье.

Совсем не важно, как это счастье будет называться: трусы особого покроя от какого-нибудь дома со швом на два миллиметра шире классического или свежесваренные в животном жире лепестки роз с добавлением ферментов гималайского медведя, подкрашенные новейшим неорганическим красителем, полученным из отходов переработки нефти, называемое лучшей помадой сезона; а может, нежно спадающий на мальчуковый лоб рыжеватый локон, именуемый супермодной прической сезона, сотворенной в какой-нибудь фешенебельной парикмахерской на Ленинградской, душевно названной салоном. Впрочем, на чьей-нибудь давно лысеющей голове прическа под свежеоструганный бильярдный шар, сделаная там же, тоже считается сверхмодной. Главное — чтобы парикмахер был с именем.

Таким же счастьем может быть и полуготовый самолет, который на радость и потеху публике выкатили из ангара. Ненадолго.

Вот о нем и речь.

Торжественное

«Вчера на «Авиакоре» прошла церемония передачи первого серийного АН-140 самарского производства на летные испытания. Этот

самолет собирался на заводе в течение пяти лет, достроить его удалось благодаря кооперации с Харьковским государственным авиационным промышленным предприятием (ХГАПП), а в итоге машину отбуксировали по земле в испытательный комплекс. Тем самым самарский АН-140 формально поставлен на крыло, как и было обещано.

Венцом события стало торжественное богослужение и освящение самолета.

…Следующий Ан-140 предполагается собрать в июне 2004 годи».

«Репортер», 26 декабря 2003 г.

«Дружба между двумя братскими народами должна крепиться именно такими значимыми проектами», — заявил на церемонии Константин Титов, подчеркнув, что считает АН- 140 лучшим самолетом в мире в своем классе. Губернатор поблагодарил всех, кто участвовал в создании этого самолета, особо отметив поддержку начальника Самарской таможни Валерия Гончарова, сделавшего, по словам губернатора, все возможное и невозможное, чтобы первый Ан-140 был готов в срок — ведь комплектующие для самолета приходилось доставлять из Украины, а это, к сожалению, уже заграница.

Константин Титов вручил генеральному директору Харьковского государственного авиационного производственного предприятия Павлу Науменко знак отличия «3а заслуги перед Самарской областью», а тот передал генеральному директору авиакомпании «Самара» Родиону Ковалеву символический ключ от готового самолета — именно в этой авиакомпании будет трудиться первый самарский Ан-140.

…На подготовку серийного производства самолета в Самаре администрация нашей области выделила льготный кредит в сумме 29 с половиной млн. рублей».

«Волжская коммуна», 26 декабря 2003 г.

«…Уже в марте 2004 года машина должна быть сдана в эксплуатацию авиакомпании «Самара». Первое более-менее внятное свидетельство успешной реализации совместного российско-украинского проекта «МАП-

140» уже повысило цену оферты ОАО «Авиакор-Авиа-ционный завод». Сейчас «Базовый элемент» просит за — завод 522 млн…»

«Самарское обозрение», 29 декабря 2003 г.

Будничное

Судя по торжественности газетных и телевизионных репортажей, с самолетом Ан-140 все замечательно — скоро он взмоет в небо, а значит, и наш авиационный завод начнет работать. Поверили в это все. Поверил и я.

Но после новогодних праздников в редакцию позвонили с «Авиакора». С обидой на средства массовой информации. Мол, пока вы кричите о возрождении самарского самолетостроения, тот самый самолет начали разбирать.

— Как разбирать? -удивленно спросил я. -Он же на летных испытаниях.

— Какие летные испытания, если самолет вновь закатили в цех и приступили к разборке.

Информация, которой со мной поделились, оказалась более чем печальной. Однако ее надо было проверить.

Для начала я позвонил на завод Сергею Кузнецову, ответственному за проект «Ан-140». Сергей Васильевич бодро сообщил, что все это неправда. Да, самолет вновь загнан и в цех, но его надо слегка подработать, а летные испытания скоро начнутся.

— Скоро — это когда?

— В начале февраля. Ну, числа 15-го.

И вообще, со слов господина Кузнецова, с самолетом все хорошо. В марте, как и запланировано, он будет летать. Вот только мой вопрос о финансировании проекта поверг Сергея Васильевича в некую задумчивость. Да, с финансированием пока проблематично, но он подробностей не знает — это лучше у генерального директора спросить или у финансового. Меня несколько удивило, что ответственный за проект не владеет столь важной информацией. Впрочем, судя по интонациям и манере вести беседу, стало понятно, что вопросы мои господину Кузнецову не по душе, и я оставил его в покое, решив разобраться в ситуации без помощи руководства «Авиакора». Они ведь люди подневольные, говорить правду им не с руки. А слушать вранье мне скучно.

Две недели были потрачены на встречи с людьми, владеющими информацией. Но уже сразу стало ясно: самолет, который катали перед объективами телекамер, фотографии коего в окружении почетных и важных гостей публиковали во всех газетах, не взлетит. В ближайшее время — точно.

Люди, отдавшие заводу всю жизнь, просто горько усмехались, когда я, пытаясь понять, почему хваленому самарскому Ан-140 не видеть неба, задавал вопросы.

— Да потому что это не самолет, это — муляж.

Дальше шло перечисление технических особенностей, отличающих самарский АН от самолета, способного подняться в небо. Нет топливных баков. Не проложена по корпусу проводка. Нет системы управления. Киль — хвостовое оперение, привезенное из Харькова, не стыкуется с корпусом, собранным о Самаре, — зазор около пяти сантиметров. И еще много чего. Короче, такое не летает. Его можно использовать только для торжественных мероприятий.

Зачем и кому нужны такие торжества? Но если самолеты катают — значит, это кому-то нужно.

Кому это выгодно?

Учитывая, с какой помпой и размахом прошло мероприятие, а также понимая, сколько денег на его проведение было потрачено, вопрос «Кому это выгодно?» становится чрезвычайно важным. Попробуем разобраться.

Главное — надо учесть, что все участвовавшие в торжественном мероприятии люди находятся в здравом уме и твердой памяти. И, прекрасно зная, что после речей и банкета первый самарский АН-140 не ожидают в ближайшее время никакие испытания, более того — его сразу же начнут разбирать, они произносили речи об успехах самарского самолетостроения.

Первое заинтересованное лицо — безусловно основной владелец «Авиакора-Авиационного завода» компания Олега Дерипаски «Базовый элемент».

Вложив в помпезное мероприятие сто-двести тысяч баксов, они, как радостно сообщило народу «Самарское обозрение», увеличили потенциальную стоимость продажи своего 84,99-процентного пакета акций завода с 18 до 22 миллионов долларов. Тем более, как утверждают в руководстве предприятия, и это подтверждено губернатором Константином Титовым, потенциальные покупатели есть. В их числе названы две сибирские авиакомпании — «Сибирь» и «КрасЭЙР», а также компания «Новые технологии», аффилированная с банком «УралСиб».

Не меньше, чем «Базовый элемент», заинтересован в росте продажной цены акций и владелец 15-процентного пакета «Авиакора» ООО «Авианота», единственным владельцем коего является генеральный директор авиакомпании «Самара» Родион Ковалев. Кстати, господин Ковалев неоднократно был партером в различных проектах председателя совета директоров банка «Солидарность» Алексея Титова.

Есть, разумеется, интерес в этом мощном PRoвском мероприятии и у Харьковского авиационного предприятия. Во-первых, это перспективное расширение маленького окна в Россию, прорубленного украинскими самолетостроителями минувшим летом, что приведет к завоеванию российского рынка. А потребность России в самолетах данного типа на ближайшие пять лет, по оценке разных специалистов, от 100 до 600 машин.

Во-вторых, учитывая, что АН-140 по сути в Самаре лишь собирается, соответственно доля «Авиакора» после продажи самолета не превысит 10 процентов его стоимости, харьковчанам выгоднее продавать у нас готовый самолет якобы российского производства, чем иметь минимум прибыли вкупе с большой головной болью, продавая украинские АН-140 со всеми вытекающими таможенными последствиями.

Ну и не меньше, чем у всех остальных, виден интерес областной администрации в проведении воистину потемкинского мероприятия. Интерес как популистский — смотрите, нашими усилиями и стараниями возродился авиационный завод, бывший последние пятнадцать лет притчей во языцех, так и политико-экономический -из дефицитного последние годы бюджета на возрождение самарского самолетостроения регулярно выделялись кредиты. Немалые. Только в прошлом году на проект «АН-140» был выделен льготный кредит в 29,5 миллиона рублей.

Да и новый кредит под красивый муляж, коим вес полюбовались, можно выделить.

P.S. В Самару недавно прибыли специалисты из Харькова. Разборка самолета в полном разгаре. Внутри, начинам с кресел и заканчивая красивой обшивкой, все сняли. Дальше, по плану, снимут хвостовое оперение, шасси и двигатели. Как летать-то будем?

P.P.S. Больше всего самарских авиастроителей огорчает зарплата харьковчан. Как они утверждают, за день работы на «Авиакоре» братьям из залежной платят 16 долларов. Интересно, из чьего кармана? И за что?

Может, за секретность?

Сергей Курт-Аджиев. «Новая газета»» в Самаре»

«Новая газета»» в Самаре»

26 января 2004 г. № 4Р (934-935) (фото из газеты)