15 мая 1971 года произошло крушение автомобильного моста через реку Самару в Куйбышеве в результате столкновения с ним сухогруза «Волго-Дон-12».

В начале 50-х годов одновременно со строительством у поселка 116-й километр новейшего по тем временам Крекинг-завода (впоследствии – Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод) началось и возведение постоянного автогужевого моста через реку Самару. Почти все тяжелые строительно-монтажные работы на этом объекте велись силами заключенных, и лишь на завершающем этапе, уже после смерти Сталина, в дело вступили бригады вольнонаемных строителей. Торжественное открытие очень важного для нашего города объекта состоялось 15 сентября 1954 года.

Движение транспорта через реку Самару по этому мосту бесперебойно продолжалось более 20 лет, пока не оказалось прервано беспрецедентной трагедией. Случилось небывалое ЧП: в мостовой пролет врезалось грузовое судно. Уникальность данного происшествия состоит в том, что пострадавшим здесь оказалось вовсе не водное транспортное средство, а мост, один из пролетов которого рухнул на злополучный теплоход. Специалисты уверяют, что ничего подобного в мире никогда не было ни до, ни после этого случая.

Хроника этого события выглядит так. В субботу, 15 мая 1971 года, в 19 часов 30 минут по местному времени, из новой бухты Куйбышевского речного порта вышел горьковский теплоход «Волго-Дон-12», который намеревался идти порожняком в Тольятти за новым грузом. А перед этим капитан этого сухогруза Борис Миронов запросил помощь 600-сильного буксировщика «Алексей Жихарев» под командованием капитана Петра Сазонтова, который должен был облегчить маневрирование при выходе из бухты.

Уже вскоре сцепка из буксировщика и сухогруза подошла к мосту через Самару. Сазонтов впоследствии рассказывал, что его толкач уже вошел под мост, но в этот момент корму сухогруза быстрым течением понесло прямо к левой опоре моста. Сазонтов тут же крикнул Миронову по рации: «Не проходишь! Давай полный назад!» Однако уже было поздно. Поняв, что столкновения не избежать, Миронов кинулся из стеклянной коробки наружу, но тут рубка все-таки зацепила перекрытие моста.

В результате огромная железобетонная конструкция сдвинулась на несколько метров вбок, потеряла точку опоры, а затем с десятиметровой высоты рухнула на злополучный сухогруз. В лепешку была раздавлена не только рулевая рубка, но также несколько кают на правом борту. В одной из них в тот момент находилась жена судового электрика, которая погибла почти мгновенно. Что касается Миронова, то он в тот момент как раз выскакивал в дверь через левую часть рубки. В результате ему придавило обе ноги и грудь, но он остался жив. Больше двух часов свидетели аварии слышали его стоны и крики, пока на место трагедии не прибыла бригада газосварщиков, чтобы вызволить человека из стальной ловушки.

Список пострадавших в результате аварии мог быть гораздо больше. В момент столкновения «Волго-Дона-12» по мосту шел троллейбус 6-го маршрута, битком набитый пассажирами. Когда дорожное покрытие вместе с железобетонной мостовой плитой стало проваливаться вниз, троллейбус как раз подъезжал к середине пролета. Лишь благодаря быстрой реакции водителя Александра Раппопорта «рогатая» машина остановилась всего в пяти метрах от края обрыва. От резкого торможения многие пассажиры попадали с ног и стали возмущаться. Но когда открылась дверь, люди выбрались из салона и увидели картину происшествия, некоторые упали в обморок. Потом они стали благодарить водителя, за то, что спас их от смерти.

Главной причиной падения центрального пролета оказался просчет проектировщиков моста, которые, как выяснило следствие, при его строительстве не предусмотрели… креплений мостовой плиты, предотвращающих ее сдвиг в боковом направлении. Именно поэтому в момент трагедии хватило сравнительно небольшого толчка, чтобы тысячетонная махина сорвалась со своего места и рухнула вниз, на теплоход.

На целый год Заволжье оказалось фактически отрезанным от областного центра. Что же касается травм капитана Бориса Миронова, то они оказались столь тяжелыми, что он в течение полугода был прикован к больничной койке. Здесь его регулярно допрашивал следователь прокуратуры, и в итоге в этой истории оказался только один конкретный виновный – сам Борис Миронов. Но поскольку в результате аварии он оказался пострадавшим, получив вторую группу инвалидности (ему ампутировали ступню на правой ноге), то уголовное дело в отношении капитана было прекращено.

А чтобы подобная трагедия никогда больше не повторилась, в местные правила судоходства в этом районе Волжского бассейна вскоре была внесена поправка. Согласно ей, при уровне воды в Волге 29,3 метра или выше (такое бывает в период с конца апреля до первой половины июня) всем высокогабаритным судам запрещено движение в створе старого автомобильного моста через реку Самару.

Самара today