О чем я мечтаю? Чтобы люди порядочные, наивные, хитрые, те, кто считает себя умнее других, короче говоря, все люди Запада, распростились со своей русской мечтой. Чтобы у них открылись глаза и они перестали представлять себе Россию так, как им хотелось бы, в соответствии со своими утопическими представлениями или интересами.

Чтобы они, наконец, увидели то, что происходит в действительности, то, что является в высшей степени сомнительным и к тому же вызывает изрядное беспокойство.

Либералы и противники глобализации, поклонники Америки и ее ненавистники, большинство политически активных людей, комментаторы и профессиональные политики, все они загипнотизированы Путиным.

Джордж Буш посмотрел в синеву его глаз и утонул в ней. Берлускони обеляет его, освобождая от обвинений в военных преступлениях, в пытках, в том, что он сравнял с землей чеченские города — все это слухи, клянется Берлускони. Ширак принимает агента КГБ в свой «лагерь мира» — Париж-Берлин-Москва — раскатывает перед ногами убийцы красный ковер и при этом подчеркивает, что Москва семимильными шагами входит «в первые ряды демократических государств».

Личное обаяние первого человека в Москве играет при этом самую что ни на есть второстепенную роль. Уже три столетия западная элита одурманена русским чудом. Попавшая в плен собственных вымыслов она испытывает один провал за другим.

Не успел Петр Великий поприветствовать Лейбница и пригласить его в свой дворец, как французская академия наук увенчала его титулом «царь-реформатор». Не отставали и парижские салоны, но впереди всех был Вольтер, который, забыв о прошлом, курил фимиам царю, убившему своего отца и замучившему до смерти своего любимого наследника.

И лишь Дидро нашел время, посетил земли «Северной Семирамиды» и пришел к выводу о том, что империя Екатерины Великой, не успев расцвести, уже разрушается под влиянием насилия и рабства.

В следующем веке простые граждане и знать продолжали мечтать, Париж вкладывал деньги в замечательные «русские займы», что еще быстрее опорожняло карманы, и все становились еще умнее, чем прежде.

В ХХ веке весь мир напевал унылую песню, в первую очередь, записные интеллектуалы и активисты, как от сохи, так и из высших слоев.

Заклейменные проклятьем во всех странах, разочаровавшиеся во всем и вся жертвовали своим здравомыслием, мужеством и моралью, но главное, миллионами человеческих жизней во имя «солнца, которое восходит на Востоке», и в эту ловушку попадали осторожные и осмотрительные богатеи и власть имущие.

Восхитительный «дядюшка Джо» без стыда и угрызений совести проглотил в Ялте пол-Европы.

Еще не успела пасть Берлинская стена, а Советский Союз — рухнуть, как иллюзии Запада возродились. Все опрометчиво спускалось с рук человеку, унаследовавшему власть в Кремле, его семье и мафиозным кланам, обогащавшимся за счет российской экономики, и использовали зарождающуюся демократию, у которой еще не было сил для сопротивления, исключительно в личных целях.

С закрытыми глазами власть имущие нашего мира осыпали все новые команды в Кремле комплиментами и кредитами.

«Международный банк реконструкции и развития и Международный валютный фонд всегда категорически выступали против предоставления займов коррумпированным государствам, но делалось это для проформы, на самом деле доминировали двойные стандарты.

В то время как государства, не имевшие стратегического значения, например, Кения, вследствие коррупции не получали никаких кредитов, Россия, где коррупция была несравненно более масштабной, беспрестанно получала финансовую помощь.

Когда в МВФ увидели, что происходит на самом деле — миллиарды долларов, которые он предоставил России, всего несколько дней спустя объявились на счетах на Кипре и в Швейцарии — там принимались утверждать, что эти доллары не имеют к МВФ никакого отношения.

Среди нас были и те, кто утверждал, что МВФ мог бы облегчить себе задачу, если бы переводил деньги непосредственно на кипрские и швейцарские счета». (Так писал в своей книге «La grande dеsillusion» лауреат Нобелевской премии по экономике Йозеф Стиглиц.)

Путин, новый человек у власти, не собирался вычищать авгиевы конюшни, оставленные ему Ельциным, он в течение четырех лет своей все менее ограниченной власти занимался лишь перераспределением привилегий между главными разбойниками.

Гусинский, Березовский, Ходорковский — головы олигархов катятся, но перераспределение добычи продолжается. Все новые жаждущие добычи внезапно появляются на этом бесконечном клановом пиру в разношерстном и поэтому страшном капиталистически-сталинском болоте, к которому присоединяются продажные чиновники и полицейские.

Находящиеся под допингом сверхвысоких цен на нефть, новые русские властители живут за счет безмерных и гарантийных прибылей от нефтяной промышленности, тогда как большинство постоянно страдает от посткоммунистической нищеты и имеет одно лишь право — опускать глаза и почитать господина.

А мечтательный Запад уже радостно предвкушает появление новой Саудовской Аравии, которая надежнее прежней и которая может сохранять и поддерживать планетарные источники энергии от Кавказа до Сибири.

Новое евразийское Эльдорадо пробуждает самые сладкие мечты. Уже много лет Проди и его комиссия из Брюсселя без умолку агитируют за инвестиции в сибирские буровые и трубопроводы.

Частные фирмы еще медлят и пытаются взвесить все риски. Официальная Европа поддерживает линию Проди. Что означают на этом фоне права человека, свобода слова, произвол указов, непредсказуемые подковерные интриги в коридорах Кремля! Всё на модернизацию европейских тылов! Вперед к энергетическому, стратегическому и ядерному партнерству!

Дума уже приняла это решение, на это при согласии «зеленых» ориентируется атомная промышленность Германии: злополучные ядерные отходы больше не являются причиной громких демонстраций, никто не препятствует их транспортировке, уже не случаются истерические сцены на германо-французской границе, вызывающие отвращение ядерные отходы перерабатываются на Урале, под строгой охраной эффективного, будем надеяться, полицейского государства. Безопасность обязывает! Этого требует наше здоровье, пусть подыхают русские дети!

Только никакой чувственной мечтательности. Щепотка неоколониализма сдабривает эту мечтательность: неразвитая страна будет поставлять свои богатства в виде полезных ископаемых, потреблять европейские товары и войдет в еврозону.

Германия уже на экономическом уровне снова предпримет свой «поход на Восток»; Франция, разумеется, исключительно в духовном плане, осуществит наполеоновский поход в Россию, и Западная Европа присоединит к себе без боя третий мир, который находится на ее восточной границе.

По причинам коммерческого соперничества они соревнуются друг с другом в раболепии. Сладкий, как мед, Ширак сопровождает Путина к самолету, Берлускони встречает его на своих виллах, Буш принимает его на ранчо, Блэр — у королевы, а Шредер — там, где он проводит свой отпуск.

Володя все это проглатывает и считает, что ему все позволено. Мечтательный Запад возвел его в цари.

Зачем волноваться? Кнут нового просвещенного деспота снова обещает россиянам стремительную модернизацию. Время правового государства и личных свобод, как всегда, придет когда-нибудь позже.

Слева господствует неисправимая вера в прогресс, справа — вера в либеральную экономику. Все заявляют, что развитие имеет только одно направление, и все сообщества раньше или позже войдут в ведущую группу состоятельных демократических государств.

Однако такой оптимизм сильно напоминает XIX век и Belle Epoque, то счастливое время, когда все полагали, что развитие железных дорог и биржи, с одной стороны, и прогресс в деле солидарности и образования, с другой, автоматически повлекут за собой наступление эпохи мира и всеобщего счастья.

Итог: две мировые войны, два тоталитарных государства, несколько фашистских диктатур, геноцид, Освенцим, Колыма…

Ни опыт, ни факты не могут испугать погруженную в сон Европу, которая снова намеревается захватить остров Китера (Китера был важным центром критской торговли с Пелопоннесом — прим. ред.) на Урале.

Настала пора просыпаться. Солдаты, которые грабят, насилуют и убивают мирных граждан в Чечне, вернувшись оттуда, не скоро станут нормальными гражданами.

Одурманенный семьюдесятью годами коммунизма и последующими упущениями, разочарованный народ пребывает в состоянии парализующего отчаяния. Элите, получившей образование при тоталитаризме и не имеющей внятных ориентиров, грозит потонуть в нигилизме без границ и табу.

Из советского господства ведут две дороги: дорога Гавела и дорога Милошевича. Мучительная и полная препятствий дорога к постепенной демократизации. И более короткая, но воинственная и устрашающая, если не сказать террористическая, дорога авторитарной реставрации.

Если спецслужбы, армия и номенклатура разделят между собой Кремль, то любой Милошевич может с легкостью установить там единоличное господство.

Каждый раз, когда Запад бездумно ставил на русское чудо, он спотыкался и проваливался в черную дыру. Если только представить себе эту картину, можно впасть в белую горячку, сон разума рождает чудовищ.

В то время как Европа своими действиями оставляет свободные руки у соответствующих кремлевских господ, она движется к краю пропасти, которую сама и помогает углубить. Еще не поздно повернуть назад, но наши политические руководители соглашаются с этим неверным направлением.

Но существует и другая мечта. Я мечтаю об иной России. Не о той, где были Петр Великий и Путин, с толпой царей и между ними — генеральных секретарей.

Господствующая каста отнимает у Запада его единственные инструменты власти и отказывается от правового государства, а также гуманистических правил игры, которые позволяют более или менее держать эту власть под контролем.

«Диктатура закона», которая не считается с общественным мнением и свободным волеизъявлением, порождает общество нигилистов, в котором царят коррупция, частные и государственные мафиозные структуры, пропитанное духом спецназа, депрессий и добровольного подчинения большинству. То, что Солженицин назвал «психологией смрения», а Анна Политковская — «российским позором».

Я мечтаю о России, которая придаст своей модернизации гражданский смысл и гражданские права, сначала европейские, а затем — всеобщие права человека.

Я мечтаю о России, которая могла бы существовать и почти возникла в начале ХХ столетия. Литература, музыка, балет, театр, живопись, математика, лингвистика, философия, просвещение осветили из Санкт-Петербурга, Одессы и Москвы весь континент.

Без Первой мировой войны и катастрофичной большевистской революции Европа ХХ века еще сильнее была бы озарена светом русской культуры, и тем ярче она бы сияла.

Та Россия просвещения, искусства и человечности, с наследием Пушкина, Лермонтова, Чехова, Толстого и Достоевского все еще светит из-под коросты восстановленной автократии. Мы на Западе должны холить и лелеять эту несбывшуюся надежду. Мечта против мечты. Мы находимся на перекрестке.

Андрэ Глюксманн, родившись в 1937 году в Булони в семье немецких евреев, стал главой движения «Новых философов» во Франции, которые подвергали тоталитаризм принципиальной критике. В Германии он приобрел известность своими критическими высказываниями против движения за мир.

Андрэ Глюксманн

12 ЯНВАРЯ. Die Welt.

Переведено на InoPressa.ru

InoPressa.ru