Через несколько часов на спешно приведенном в порядок после разгула стихии Лазурном Берегу премьерой «Робина Гуда» Ридли Скотта начнется 63-й Каннский международный кинофестиваль.

Все готово к началу фестиваля. Осталось уговорить стихию не мешать.

Фото Reuters

Не характерный для этих мест шторм, конечно, сильно подпортил жизнь организаторам фестиваля, которые вынуждены были через СМИ гасить истерику уже почти сложивших чемоданы гостей и участников.

«Каннский фестиваль под угрозой срыва!» – кричали газеты, а тем временем на Круазетт шла круглосуточная работа по восстановлению привычного облика набережной. Сейчас знаменитый бульвар в полной боевой готовности, хозяева прибрежных кафе подсчитали убытки, закупили новую мебель и вновь открылись для постоянных завсегдатаев-синефилов.

Отовсюду на город, чье население в эти дни обычно увеличивается в четыре раза, взирает веселая Жюльетт Бинош, ставшая в этом году лицом Каннского фестиваля. На официальных фестивальных постерах актриса держит в руках кисть со светящейся краской, которой выводит слово «Cannes». Одетая в черную рубашку и черные брюки, босоногая и смеющаяся, она словно подмигивает всем, призывая не обращать внимания на стихию и радоваться хорошему кино.

Надо надеяться, что хорошее кино не заставит себя долго ждать. Каннский фестиваль – это съезд кинематографических трендов, определяющий основные направления моды на ближайший год. 16 лет назад, скажем, «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино произвело здесь фурор, введя в моду рваную манеру постмодернистского повествования, а через десять лет тот же Тарантино, только уже почти остепенившийся, присудил «Золотую пальмовую ветвь» традиционной политической агитке Майкла Мура «Фаренгейт 9/11». Киномода переменчива, как и всякая мода…

Подробнее: Независимая газета

Независимая газета

***