Катастрофическая ситуация с безопасностью полетов складывается в России. Число авиационных происшествий растет ежегодно – с 1992 года разбились десятки авиалайнеров и вертолетов. За этот же период в гражданской авиации погибли 1834 человека, в военной – 837.

То есть ежегодно в авиакатастрофах гибнут более двухсот человек. При этом ежегодный налет у пилотов гражданской авиации сократился примерно в 2,8 раза, у военных – в 3,2. Такие данные привел в беседе с корреспондентом «НГ» первый зампредседателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности генерал-лейтенант авиации Василий Ключенок.

«Наше государство в результате авиационных происшествий ежегодно теряет в несколько раз больше воздушных судов, чем их производит», – отметил Василий Ключенок. Вот только один пример. При посадке в аэропорту столицы Киргизии произошла авария с лайнером Ил-62М, который пилотировал гендиректор авиакомпании. Когда проверили летную подготовку гендиректора, оказалось, что ранее он летал бортмехаником вертолета Ми-8, в 1999 году стал пилотом–любителем и управлял легкомоторным самолетом «Вилга-35А», а в 2000 году получил квалификацию пилота коммерческой авиации третьего класса. То есть за три года из пилота-любителя вырос до линейного летчика 1-го класса гражданской авиации. По всем авиационным канонам, считает Ключенок, такого пилота нельзя было допускать к управлению большегрузным самолетом.

Основной документ в области авиационной деятельности в России – Воздушный кодекс РФ – не содержит разделов по государственному регулированию и контролю в области безопасности полетов, отметил наш собеседник. В результате комиссии по расследованию катастроф выявляют одни и те же грубейшие нарушения. «Авиационные происшествия, – говорит Ключенок, – с завидной регулярностью повторяются по одинаковым причинам. А происходят из-за отсутствия контроля за мероприятиями по предотвращению авиационных происшествий в гражданской авиации». При этом генерал добавил, что и в военной авиации по существу нет эффективного контроля за безопасностью полетов.

По словам Василия Ключенка, служба безопасности полетов авиации Вооруженных сил, которая, по постановлению правительства РФ, должна контролировать обслуживание авиатехники всех ведомств, на практике может контролировать ведомственную авиацию только по согласованию с руководителями этих структур. Военная служба авиационного контроля не имеет права проводить внезапные проверки обеспечения безопасности полетов, не может самостоятельно вести расследования авиакатастроф. Это противоречит Воздушному кодексу РФ, но руководители ведомственной авиации заинтересованы в ограничении полномочий военной службы безопасности полетов, считает сенатор.

Такое же положение дел и в гражданской, коммерческой авиации. Там уполномоченным федеральным органом по расследованию авиационных происшествий является Межгосударственный авиационный комитет (МАК). Этот орган должен заниматься как расследованием катастроф, так и профилактической работой в гражданской авиации. Однако, по словам Василия Ключенка, до сих пор деятельность МАК, его функции не определены соответствующими нормативными актами. В результате контроль за безопасностью полетов отдан на откуп ведомственным комиссиям, которые действуют по своей межведомственной инструкции.

По мнению собеседника «НГ», аварии и катастрофы в гражданской авиации – следствие такого положения вещей. Поэтому, считает Василий Ключенок, необходим закон, который бы установил государственный контроль за безопасностью полетов гражданской и военной авиации в России. Иначе каждое ведомство, каждая авиакомпания будут по-прежнему устанавливать собственные критерии эксплуатации самолетов и вертолетов. А те будут продолжать разбиваться, унося жизни пилотов и пассажиров.

Александр Бабакин

Независимая Газета

# 87 (3202) 27 апреля 2004 г.

Независимая Газета