36-летний Михаил Саакашвили является фаворитом на президентских выборах в Грузии. Юрист по образованию, он стоял во главе движения протеста, которое в ноябре вынудило Эдуарда Шеварднадзе уйти в отставку. Саакашвили объявил о борьбе с широко распространенной в Грузии коррупцией, о борьбе против олигархов и о восстановлении отношений между имеющей большую задолженность страной и международными финансовыми организациями. С ним беседовал Ашот Манучарян.

— Каковы будут ваши первые шаги в качестве нового президента Грузии? — Самая важная задача нашего правительства состоит в том, чтобы залатать значительные дыры в бюджете, возникшие из-за коррупции. Мы выдвинем обвинения против многих официальных представителей Грузии. Только так мы можем обеспечить финансовую дисциплину на государственных постах. Коррупции в высших эшелонах власти должен прийти конец. — Какова главная цель программы вашего правительства? — Мы хотим создать здоровый инвестиционный климат, чтобы убедить инвесторов в том, что Грузия теперь другая страна. Они должны знать, что Грузия защищает их инвестиции и их права, государство не будет их обирать. — Ваша бархатная революция вынудила Шеварднадзе уйти в отставку. Мешает ли это вам искать помощь на Западе? — Наша бархатная революция не отбросила Грузию назад. Наоборот. Наша страна стала более демократичной, даже более цивилизованной. И более европейской, чем она когда-либо была при Шеварднадзе. Для немцев теперь будет гораздо легче вести бизнес с Грузией. Мы, конечно, осознаем, что международный авторитет Шеварднадзе сделал нашу страну известной во всем мире. Но мы не заинтересованы в том, чтобы Грузию связывали только с этой фигурой. — Оказал ли официальный Берлин вам поддержку? — Согласованные ранее проекты продолжают действовать. Мы надеемся, что Германия нас поддержит. Мы благодарны немцам, что в последние десять лет они дали шанс целому поколению моих соотечественников получить отличное образование. Эти люди — наш костяк, это лучший вклад в тесную немецко-грузинскую дружбу. Таким образом, отношения между нашими двумя странами опираются на плечи тысяч людей, а не только на плечи президента. — Эдуард Шеварднадзе до сих пор очень любим в Германии: — И это мешало многим распознать, что во внутренней политике Грузии Шеварднадзе вел себя по-иному, чем, например, при объединении Германии. Он разрушил нашу страну и нашу демократию. Но такого человека, как Шеварднадзе, у нас больше не будет. Мы не хотим быть ненормальной страной с известным лидером. Мы хотим быть нормальной страной, пусть с неизвестным лидером, но опирающимся на поддержку своего народа. — Останется ли Грузия членом СНГ? — Я не вижу необходимости выходить из СНГ. Однако я и не предсказываю СНГ безоблачного будущего. Отношения между странами-участницами развиваются в основном на двустороннем и трехстороннем уровне. Тем не менее мы по-прежнему очень заинтересованы в продолжении экономической интеграции. — Остаются ли отношения с Россией напряженными? — Москва как минимум должна заверить нас в том, что не будет вмешиваться в наши внутренние дела. К сожалению, до сих пор этого не наблюдается. Поэтому мы будем и дальше расширять нашу обороноспособность. При этом центральное значение имеет сотрудничество с НАТО. Но мы уже сейчас готовы сотрудничать не только с США, но и с Россией и любым другим государством. Единственное условия — соблюдение нашего суверенитета. — Требуете ли вы вывода до сих находящихся в Грузии российских войск? — Нет. Мы больше не требуем вывода, поскольку еще в 1999 году Россия сама согласилась вывести свои войска из Грузии. Мы понимаем, что России нужны гарантии безопасности своих южных границ. Мы готовы заключить с Москвой соответствующие соглашения, с тем чтобы Россия не чувствовала угрозы. В качестве ответного шага Россия должна отказаться от старого представления о вечном военном присутствии в Грузии. — Хочет ли Грузия по-прежнему стать членом ЕС? — Членство в ЕС остается одной из важнейших целей внешней политики. — Почему вы не дождались решения Верховного Суда по поводу подтасовки выборов, а сразу пошли штурмовать парламент? — Было очевидно, что Шеварднадзе пошел по пути узурпации власти. Он перепробовал все, чтобы уничтожить механизмы правового государства. Так что своим упрямством Шеварднадзе сам спровоцировал дальнейшие события. Он сам виноват в своем свержении. — Некоторые утверждают, что свержение подготовили США. — Я убежден в том, что у американцев не было никакого заготовленного плана на тот случай, если Шеварднадзе уйдет. Кроме того, американцы не дали никакого импульса революции, как некоторые утверждают. Это сделали мы сами, грузины. — Ваше правительство будет проамериканским? — Я возражаю против утверждения, что в Грузии якобы состоялся проамериканский путч. Мы исключительно прогрузинское движение с европейской ориентацией и западными ценностями. Ашот Манучарян 05 ЯНВАРЯ. Die Welt. Переведено на InoPressa.ru

InoPressa.ru