Сергей Бондарчук не успел завершить ленту, о которой мечтал всю жизнь, и не сумел вернуть ее на родину — российским зрителям. Возвращение произошло благодаря многолетним усилиям многих людей. Если бы не они, «Тихий Дон» так и остался бы одним из последних мифов советской эпохи.

Сергей Бондарчук не успел завершить ленту, о которой мечтал всю жизнь, и не сумел вернуть ее на родину — российским зрителям. Возвращение произошло благодаря многолетним усилиям многих людей. Если бы не они, «Тихий Дон» так и остался бы одним из последних мифов советской эпохи.

В советские времена Сергею Бондарчуку не удалось пробить этот проект. В отечественном кинематографе были уже две экранизации «Тихого Дона» — забытая картина 30-х годов и популярная лента Сергеем Герасимова. В конце 80-х идея Бондарчука неожиданно заинтересовала итальянцев. Продюсером итальянского проекта с участием советских и иностранных артистов стал некий Энцо Рисполи. По иронии судьбы, съемки «Тихого Дона» начались в день августовского путча 1991 года, положившего начало распаду СССР. Через одиннадцать месяцев материал был снят. Из 160 тысяч метров пленки продюсер хотел смонтировать 10-серийный телефильм и 3-часовую киноверсию «Тихого Дона». Бондарчук успел сделать черновой монтаж материала и чистовой монтаж нескольких важных сцен. Рисполи разорился, и «Тихий Дон» арестовали кредиторы. В 1994-м Сергей Федорович умер, но его наследники не смирились с потерей фильма. Началась долгая и запутанная история вызволения «Тихого Дона» из итальянского «плена».

Один Валерий и два Владимира Владимировича

Попытки вернуть фильм предпринимались самыми разными людьми и ведомствами на протяжении десяти лет. Они были безуспешными. В России «Тихий Дон» стали считать безвозвратно утраченным, но тут проживающий в Италии россиянин Валерий Сурин случайно познакомился с Энцо Рисполи, к тому времени всерьез возжелавшим продать русским «Тихий Дон». О желании синьора Рисполи Сурин поведал своему знакомому Владимиру Познеру, а тот — генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту. Тут все и сложилось, но юридическая «утряска» всех проблем заняла пятнадцать месяцев. По признанию Константина Эрнста, возвращению «Тихого Дона» немало способствовал лично Владимир Владимирович Путин.

Поддержка президента — фактор существенный, но не единственно важный, ведь деньги в этой истории играли не последнюю роль. Когда-то Рисполи просил за фильм то ли $3, то ли $4 миллиона. Десять — двенадцать лет назад это были очень большие деньги. При нынешних рекламных бюджетах и нынешних ценах на телепродукцию такого уровня, как фильм Бондарчука, подобные суммы уже не кажутся пугающими, в особенности для крупнейшего телеканала страны.

Шершавым языком Шекспира

Первый канал стал держателем прав на телевизионную версию фильма «Тихий Дон» только на территории России и СНГ. На всем остальном мировом пространстве правами по-прежнему владеет Рисполи. Как он ими распорядится, пока неизвестно. Российская версия фильма, стартующая 7 ноября, делалась в расчете на родной постсоветский рынок.

«Тихий Дон» снимали на современной технике молодые итальянские ребята. Материал фильма не производил впечатления кинематографической архаики, к тому же был оцифрован, что существенно облегчало цветокоррекцию и монтаж. Русская версия «Тихого Дона» на 3 серии короче первоначальной. «У современного кино другой темп, нежели пятнадцать лет назад», — считает Константин Эрнст. Гораздо сложнее монтажа оказался дубляж — все артисты в «Тихом Доне» говорили по-английски. Некоторые российские исполнители — Наталья Андрейченко (Дарья), Алена Бондарчук (Наталья), Андрей Руденский (Листницкий) — справлялись с этой задачей относительно легко. Зато другие наотрез отказывались играть на языке Шекспира.

Первоначально Василису Ильиничну (мать Григория) должна была играть шведка, но Рисполи не сумел вовремя заключить с ней договор. За два дня до съемок выяснилось, что играть некому, и Сергей Бондарчук стал обзванивать самых известных российских киномам. Мордюкова сразу отказалась, а знаменитая тетя Люба — Любовь Соколова откровенно испугалась: «Ты что, Сережа, с ума меня хочешь свести? Да как же Шолохова играть на английском?» На выручку пришла супруга режиссера — Ирина Скобцева, тоже не знавшая этого языка. Английский ей пришлось освоить за два дня. Интересно, что сказали бы наши актеры, если бы узнали, что через пятнадцать лет в российской версии «Тихого Дона» им придется дублировать самих себя?

Самой большой проблемой стал выбор дублеров иностранных исполнителей — Руперта Эверетта (Григория), Дельфин Форест (Аксиньи), Мюррея Абрахама (Пантелея Мелехова). Кастинг голосов продолжался не один месяц. Голос Марины Зудиной удивительно точно «лег» на образ Аксиньи. Безусловно попал в образ и Сергей Гармаш, озвучивший Абрахама. Старик Мелехов зажил так, будто родился и вырос в казачьей станице. Зато специфический и слишком персонифицированный голос Максима Суханова не особенно подошел Григорию Мелехову в исполнении Руперта Эверетта. В первых сериях он то и дело «перекрывает» актера на экране и мешает зрителю приспособиться к неожиданному исполнителю. А зрителю и так непросто: там и сям режут ухо стилистические нестыковки и погрешности перевода. Больше всего ляпов почему-то встречается у Дарьи (Андрейченко). Складывается впечатление, что одни исполнители «шпарили» по построчному переводу с английского, а другие опирались на шолоховские тексты. На канале обещают «причесать» диалоги перед премьерой. Похоже, работа над лентой будет продолжаться до последнего момента.

Наше все

Фильм производит сильное, но неровное впечатление. Многим наверняка запомнится третья серия с незабываемой сценой расстрела Петра Мелехова и восставших казаков. Актерская работа Владимира Гостюхина (Петра) — одна из самых впечатляющих. А наибольшим испытанием для зрителей, помнящих фильм Герасимова, думаю, станет первая серия нового «Тихого Дона». Лубочный глянец первой части вызывает в памяти старые латиноамериканские ленты, подававшие с эпическим размахом самые ничтожные мелодрамы: бабы разряженные, станица новехонькая, только что отстроенная итальянскими художниками, казаки выступают парами, как в ансамбле Бабкиной: На все эти прелести надо закрыть глаза — списать на тлетворное влияние Запада. Дальше все будет по-нашему — и война, и мир, как в других фильмах Бондарчука. И иностранцы подтянутся до уровня русских актеров, и отмороженный английский сноб Руперт Эверетт с осанкой прирожденного аристократа совсем по-нашему будет рубить матросню и биться в падучей: «Братцы, братцы! Смерти дайте!»

Самым поэтическим и самым сильным женским образом фильма стала Наталья — Алена Бондарчук. Она, как и сказано у Шолохова, «сияет внутренней красотой». А вот Аксинья заметно потеряла в исполнении Дельфин Форест. В ней нет глубины и внутренней силы шолоховской героини, да и страдания актрисе даются плохо. Отец-насильник и побои мужа остались за кадром — кто в это поверит, глядя на аппетитную француженочку с безмятежно-холеным лицом? Она пустая, как ведра, которые почему-то носит на коромысле. Ассистенты не доглядели или актриса береглась тяжести?

Можно только гадать, как выглядел бы окончательный вариант фильма, если бы его делал не Федор Сергеевич, а Сергей Федорович Бондарчук. Не важно, лучше или хуже — наверняка он был бы другим. Сын старался сохранить замысел отца — это видно по некоторым деталям, которые у другого режиссера, скорее всего, отправились бы в корзину. А еще он сохранил любимую придумку отца — закадровый голос, скрепляющий эпизоды подлинными текстами Шолохова. «Комментарии» от автора должен был читать сам Сергей Бондарчук. В фильме подобранные им тексты читает Никита Михалков, и это одна из лучших его работ. Никита Сергеевич шутит, что приглашение в фильм — бонус от семьи Бондарчуков. Он был единственным, кто поддержал Сергея Федоровича на знаменитом Пятом съезде кинематографистов, где заклятые друзья и коллеги с увлечением разоблачали генералов от кино.

Елена Ланкина

№42 за 2006 год (03.11.2006)

Московские новости