Художественный фильм «Жена Сталина», 4-серийный вариант которого показал телеканал «Россия», мог бы называться классической «лав стори». Если бы его героями не были Иосиф Сталин и Надежда Аллилуева.

Аллилуева известна именно как жена Сталина. Сейчас она бы звалась «первой леди», и ее привлекательное молодое лицо, наверное, часто мелькало бы рядом с усатым, суровым мужем-кавказцем, который был намного ее старше. Но кинохроника начала ХХ века почти не сохранила для истории живой облик этой женщины. Самая длительная съемка, запечатлевшая Аллилуеву, это кадры панихиды, когда близкие собрались вокруг ее гроба.

Автор сценария, продюсер и режиссер фильма «Жена Сталина» (совместно с Олегом Массарыгиным) Мира Тодоровская ответила на вопросы «РГ».

Российская газета| Мира Григорьевна, почему вы решили взяться за собственный большой проект?

Мира Тодоровская| Дело в том, что больше двух лет назад я сняла двухсерийный документальный фильм о Надежде Аллилуевой. Пришлось углубиться в историю их совместной жизни со Сталиным, и обнаружилось очень много фактов, которые открывали полную драматизма жизнь удивительной женщины. Возникла идея сделать игровой фильм, в котором она была бы живой, полнокровной героиней, а не схематичным портретом, нарисованным сталинской пропагандой. Мне помогла книга Ольги Трифоновой «Единственная», добавившая много «мяса» к сухим фактам биографий Аллилуевой и Сталина. Как бы мы ни относились к фигуре «вождя народов» — он теперь часть истории.

Поэтому, рассказывая о судьбе Надежды, мы не могли не показать того Сталина, которого мало кто знал. Ведь после смерти жены он прожил еще около 20 лет и так «подчистил» свою биографию, что превратился почти в рыцаря без страха и упрека.

На самом деле он был циник и «ходок» по женской части, ничуть не уступавший Берии. Это была одна компания — Сталин, Киров, Берия — низкорослые, далеко не красавцы, но большие любители удовольствий. Надо сказать, что за время работы над фильмом я общалась с родственниками Аллилуевой, ее внуком, детьми старшего брата Павла. Из этих рассказов стало понятно, каким Сталин был в быту, как он относился к жене, каким обаятельным и неотразимым для женщин умел быть. Ведь что говорить, всю страну сумел «обаять».

РГ| Но историческая канва в фильме совсем не на первом месте…

Тодоровская| Я хотела, чтобы исторических событий и политики было как можно меньше. Главное — отношения двух людей. Но как я с политикой ни боролась, она пролезала во все щели.

РГ| Как вы выбирали актеров — исполнителей главных ролей?

Тодоровская| Что касается Ольги Будиной, то я пригласила ее попробоваться совсем на другую роль. А она после съемки сказала мне: «Посмотрите, ведь я — Аллилуева». И все поняли, что это правда. У Ольги сияли от радости глаза, когда она получила эту роль, хотя сыграть Аллилуеву хотели многие известные актрисы. Для нее Надежда Сергеевна — святая женщина, умевшая любить и прощать. Ольга так это сыграла, что не возникает сомнений — даже Сталин, так мучивший ее при жизни, понял, кого он потерял. Будина работала самоотверженно, вместе с грузинским актером Дутой Схиртладзе они составили замечательный актерский дуэт. Схиртладзе много снимается во Франции, играет в театре, он лауреат престижной премии «Сезар», хотя ему только 31 год. Работать с ним было замечательно легко, они с Будиной очень подружились и хорошо понимали друг друга. Для того чтобы в конце фильма быть похожим на 50-летнего, отяжелевшего с годами Сталина, Дута два месяца «нагонял» вес — съедал по два обеда.

РГ| В титрах фильма значится автор музыки Микаэл Таривердиев. Вы взяли какое-то из его произведений?

Тодоровская| Много лет назад Таривердиев написал музыку для анимационного фильма на библейскую тему, которую ему заказали на ВВС. Вдова композитора нашла для нас этот клавир, и мелодии очень точно совпали с темой Сталина, высветив его звериную сущность. А для общего фона мы взяли известный романс «Очаровательные глазки». Во время записи этой мелодии на гитаре солировал мой муж, Петр Тодоровский.

   мнение

Юрий Богомолов

Появлению художественного четырехсерийного фильма «Жена Сталина» (режиссеры М.Тодоровская и О. Массарыгин) предшествовало довольно много документальных лент, толкующих и перебирающих обстоятельства частной жизни бывшего отца народов.

Едва ли не все каналы отметились по этой части. И Леонид Каневский в цикле «Следствие вели» рассказал о семейных тайнах за Кремлевской стеной, и Лариса Васильева в своем цикле о кремлевских женах уделила внимание переживаниям Надежды Аллилуевой. Кроме того, был до этого аналогичный фильм на ТВ Центре. А пару лет назад режиссер Василий Пичул снял документальное полотно о Сталине-семьянине.

Это все происходит на не очень благоприятном общественно-политическом фоне — нарастающие имперские настроения с само собой разумеющейся оглядкой на образ вождя. Вследствие всего этого Сталин сегодня едва ли не самый активный ньюсмейкер. Его мифологизированный труп — все еще реальный игрок на политическом поле России.

«Исторические хроники» Николая Сванидзе, раскрывающие палаческую суть Иосифа Виссарионовича, сколь бы они ни были хороши и убедительны сами по себе, всего лишь царапают гранит этого вечного каменного гостя РФ.

Мифологические клинья, как стало понятно, вышибаются только мифологическими клиньями. То бишь беллетристическими созданиями. С этой стороны и следует оценить усилия авторов «Жены Сталина».

Создатели сериала ничего нового к тому, что перемалывали и перемывали до них тележурналисты, не добавили. И самая большая сенсация — Сталин женился на собственной дочери, — преподнесенная, правда, осторожно, — давно не новость. Так же, как намеки на романтические отношения Нади с Кировым и с Бухариным. Возможно, единственная новость — та, что Надя Аллилуева помогла своему супругу отправить вождя мирового пролетариата на тот свет.

Но это все не идет ни в какое сравнение с той гадостью, на которую они решились, чтобы досадить идолопоклонникам, — они сделали наглядной частную жизнь их кумира. Мы увидели, как он соблазняет шестнадцатилетнюю девушку, как сожительствует с ней, как заставляет ее сделать аборт без обезболивания (а потом, выяснилось, абортов было десять), как принуждает ее к половым актам, когда у нее на то нет никакой охоты, как они моются в одной ванной.

Голый Сталин не в переносном, а в прямом смысле — это штука посильнее не только «Фауста» Гете, но и поэмы Горького «Девушка и Смерть», о которой всуе поминают любовники.

А есть еще и некрасивая драка любящих и ненавидящих друг друга супругов.

Словом, перед нами десакрализация сакрального персонажа по полной программе. Получается, что великий революционер историческую ночь штурма Зимнего провел в постели с юной девицей. Да и в дальнейшем не отличался половой воздержанностью.

Если же отвлечься от исторического контекста, как вчерашнего, так и сегодняшнего, то в остатке мы получим занимательную в психологическом отношении сказку «Девушка и Чудовище». Снята она добротно. Актеры стараются. Ольга Будина (Аллилуева) сыграла достойно. Правда, так и осталось непонятным, психологически неоправданным, как ее героиня при своей нравственной чистоте и цельности так долго терпела грязь такого животного, как Сталин.

Артист Д. Схиртладзе (Сталин), несмотря на всю свою природную импозантность, сумел все-таки вызвать к своему герою отвращение. Причем настолько сильное, что я опасаюсь: не подольет ли оно масла в огонь антигрузинских настроений.

Появление Николая Сванидзе в роли одного из революционеров ансамбля не портит и не вредит его, Сванидзе, репутации: бескомпромиссного исследователя преступлений сталинизма против человечности.

Итак, «очаровательные глазки» Нади очаровали Чудовище, сексуального маньяка, циничного бандита с большой дороги. Она же очаровалась им как богоборцем, сумевшим вместить в себя всю бесчеловечность мира. Но не сумела и толики ее переварить. Потому застрелилась. Тут и сказке конец. Кто видел — молодец.

Но не конец истории наших отношений с прошлым.

Мифология просто так не уступает место ни документализированной, ни беллетризированной истории. И никогда не уступит.

Она отступит только, когда поднимется новая волна спроса на человечность. Как отступило некогда язычество перед христианством.

Как, может быть, отступит когда-нибудь праздник «Великого Октября» перед праздником неамбициозного ноября?

Елизавета Тренева

Дата публикации 6 ноября 2006 г.

Российская газета

Наши партнеры