Вспомните о незаслуженно забытых культурах, когда будете размышлять, что посадить вместо погибших этой аномальной зимой деревьев и кустарников!

Все-таки что ни говори, а законы маятника действуют не только в физике! Насколько мы, россияне, всегда были консервативны в своих садовых пристрастиях (чего одни только «картофельные бунты стоили»?), настолько сегодня склонны к упоительному экспериментированию чуть ли не с пальмами и кактусами в средней полосе. При этом мы совершенно равнодушны к очень достойным и перспективным культурам только потому, что они не относятся к экзотическим. Вот именно им — незаслуженно отвергнутым деревьям и кустарникам — я очень хочу посвятить ближайшие выпуски наших весенних «Палисадов» и сейчас объясню почему.

Дело в том, что определенный «выпад» (как называют садоводы гибель растений) этой весной после аномально сухой осени и холодной зимы неизбежен в любом саду. Вот я и предлагаю не сажать на освободившееся место заманчивую экзотику из «группы климатического риска», а обратить внимание на неброских скромников, которые десятилетиями нерешительно топчутся на задворках наших садов, вытесненные модными сортами заморских селекций. Ведь недаром говорят, что старый друг лучше новых двух!

Обиженный подзаборник

Однажды, когда еще Германия не объединилась, мы с приятелями зашли в крупный супермаркет уютного городка где-то на границе ФРГ и Франции и накупили всякой волнующей снеди. В России в то время приходилось буквально биться за обычный кусок сыра, поэтому вечером в номере под национальный напиток мы смаковали каждый кусок деликатеса. Лучше всего пошла банка маслин, необычайно мясистых и ароматных. Одно меня смутило — откровенно сливовая косточка и форма плодов. Приглядевшись внимательнее, я вдруг понял, что это не оливки, а терн, самые обыкновенные терновые ягоды, слегка подкопченные, плавающие в черном рассоле. К сожалению, ни до ни после не встречался мне этот восхитительный продукт, который с успехом можно было бы производить и у нас в России. Терн — вообще культура, незаслуженно отодвинутая на задворки наших садов. Уж не знаю, может быть, виной всему мучения, которые испытывал Спаситель в венце с острыми шипами?

Тем не менее сажали колючую сливу и как живую изгородь, и как медонос для пчел. А раз уж выросла, то и в дело шла — не пропадать же добру! Ягоды перерабатывали, из листьев чай заваривали, ведь витамина С там не меньше, чем в черной смородине.

Иногда путают терн с одичавшей сливой, характерная его особенность — это появление цветков на голых ветках до того, как распустятся цветковые почки. Вот почему можете сейчас сломать несколько веточек и поставить в вазочку, через несколько дней они отзовутся прелестными цветочками. Я ни разу не видел саженцев терна в продаже (видимо, с таким же успехом можно искать рассаду крапивы), зато не раз встречал его, сорничающего за заборами садов. Каждое деревце дает обильную корневую поросль, поэтому размножать его очень просто. Ухода он не требует, хотя на ласку и подкормку благодарно отзовется повышенным урожаем. Ягоды у него некрупные, жесткие — вырви глаз! Зато отлично идут в компот, варенье, наливку. А вино терновое никогда не пробовали? Восхитительная штука, доложу я вам, правда, как и многие домашние напитки, обладает коварным «кумулятивным» действием. За столом сидишь — все нормально, как встал — летишь в угол. Кстати, еще одно нетрадиционное применение терна я обнаружил совершенно недавно: ягоды сушат, поджаривают, перемалывают в кофемолке и готовят из них точно такой же напиток, очень бодрящий и милый на вкус. Только не стоит употреблять в пищу косточки, в которых таится опасное вещество — ядовитый гликозит амигдалина!

Между прочим, латинское видовое название терна звучит как «спиноза» — мелкоколючник. Может быть, имя знаменитого философа — это всего лишь кличка за его остроумие? Кстати, есть у меня подозрение, что на голове Спасителя венец был вовсе не из терна, уж больно много других растений на Ближнем Востоке, у которых колючки-то пострашнее будут — та же гледичия, например. Так что, может быть, реабилитируем терн-то? А то , почитай, две тысячи лет в «черном списке»!

Слива кавказской национальности

Помните частушку: «Цветет в Тбилиси алыча — не для Лаврентия Палыча, а для Климент Ефремыча и Лазаря Моисеича»? Без этой культуры невозможно было бы и подумать о таких кушаньях, как: тклапи, квацарахи, сацебели или ткемали! Ну а если серьезно, то цветет алыча, конечно, не только на «холмах Грузии печальной». Полным-полно ее и в Крыму, и в Средней Азии, где сорничает дикая слива по горам и берегам арыков, и у нас в Ставрополье или на Кубани. Когда видишь у торговцев на базарном прилавке ее ослепительно-желтые, рубиновые, темно-фиолетовые, оранжевые плоды, смешанные в разноцветные кучи, невольно останавливаешься, залюбовавшись. Словно драгоценные камни горят они на солнце блестящими боками, так и хочется купить, не для еды, а ради самого факта обладанием сокровищ!

Однако на вкус они все одинаковые — вырви глаз! Зато отлично идут в компот, варенье, желе, повидло, мармелад, соус и другие блюда. К тому же плоды алычи — это кладовые биологически активных веществ: каротина, антоцина, пектина, а уж витамина С там не меньше, чем в шиповнике. Кстати, взрослые деревья быстро вырастают до 15 метров, а при регулярной стрижке образуют отличную живую изгородь. Алыча, как и все восточные девушки, способна рожать уже в малолетстве. Через год после посадки! На третий-четвертый год с нее можно снять 30-40 кило плодов, а через 10 лет — 300!!!

Жаль только, что таких урожаев, как на юге, у нас с нее не снимешь. Пытаются получить морозоустойчивые сорта, но не очень настойчиво, поскольку пищевая ценность алычи мало привлекает селекционеров. Зато при создании новых сортов сливы ее используют очень успешно и активно. Мне известны отчаянные попытки выращивать ее в Подмосковье. Ну что вам сказать, богатых урожаев никто не собрал. Очень часто бывает так: деревья вырастают довольно большими, но наотрез отказываются цвести. На самом деле все дело в том, что вымерзают цветочные почки. Хотя на днях виделись с председателем Московского общества садоводов Андреем Тумановым. Уверяет, что алыча у него от морозов не пострадала. Срезал ветки на вид совершенно здоровые, поставил в воду — почки набухли, вот-вот распустятся. А ведь испытание алыче нынешней зимой такое выпало, что далеко не все аборигены выдержали!

Вересовые тайны

Одно время регулярно гостили мы с друзьями в Новгородской области и частенько останавливались у тети Зины — милейшей деревенской женщины. Что всегда у нее восхищало, так это неповторимые соленья! Бывало, накинешь на плечи хозяйский тулуп, выйдешь в сени, пробьешь кулаком хрупкий ледок в бочке, черпнешь из «полыньи» квашеной капустки и на завалинку. Солнце яркое, снег блестит. Крякнешь с хозяином Фролычем, захрустишь капустой со льдинками, тепло «столичное» по душе разольется, почувствуешь необычайную легкость мысли и ясность разума, вот тут-то и за политику поговорить можно, и за жизнь. Выпытал я как-то у тети Зины секрет ее неповторимой капусты, соленых рыжиков и огурчиков. «Да веточки вересовые я в кадку кладу», — призналась хозяйка.

Рядом с домом, по-за полем, тянулась сосновая роща, где мы летом маслята собирали, у подножья «мачтовых» стволов вересковые да черничные волны на ветру плескались. Да еще Стивенсон вспомнился: «Из вереска напиток забыт давным-давно, а был он слаще меда, пьянее, чем вино…» Но, правда, несколько удивило, почему именно вереск клала хозяйка в капусту и огурчики? Вроде и не столь душисты его веточки, хотя цветки — медоносные, пчелы над ними всегда деловито гудят. И потом уж больно какой-то до боли знакомый аромат «слышался» в тети-Зининых соленьях, совсем не вересковый. Только лет через двадцать до меня как-то дошло, в чем состоял секрет новгородских квашений. Как-то я наклонился за грибом в осеннем лесу и уткнулся лицом прямо в мокрый можжевеловый куст. Вдохнул терпкий запах «аметистовых ягод» и вдруг… Отчетливо встали перед глазами: покосившийся дом на краю новгородского села, разваристая белотелая картошка в чугунке и неповторимая капуста с огурчиками. «Вот оно в чем дело! — хлопнул я себя по лбу и расхохотался радостному озарению. — Можжевельник-то на Руси в старину «вересом» называли! Как же это до меня сразу-то не дошло! «Выходит, в бочонки с капустой, огурчиками да грибочками тетя Зина вовсе не вересковые, а вересовые — можжевеловые веточки клала, да еще, поди, прямо с ягодами, уж больно дух их забористый чувствовался. Недаром в древнем Новгороде даже торговцы были, которых так и называли — «вересовики». Продавали они спелые плоды самого обыкновенного нашего можжевельника, которые использовались и как пряность к жареной дичи, и приправа в уху, и как лекарство. А на десерт готовили из них кисели, компоты, желе и всевозможные сладости, названия которых уже никто и не упомнит. Вот, например, любят наши гурманы джин с тоником, а ведь была на Руси своя знаменитая можжевеловая настойка, восхищавшая заморских дегустаторов! Рецепты, поди, утеряли, но отзывы зело восторженные в иностранных отчетах сохранились.

А еще это скромное растение кипарисового роду-племени обладает уникальными бактерицидными свойствами. Ученые уверяют, что для того, чтобы очистить весь московский воздух, понадобится всего один-два гектара можжевеловых посадок, так что несколько кустиков или деревьев вполне справятся с обеззараживанием воздуха на вашем участке. Я забыл и еще одно его достоинство. Помните мультфильм про ежика в тумане? «Сейчас мы с тобой самовар затопим. А я и веточек запас, — тараторил угодливый медвежонок, — твоих любимых, как их?» «Можжевеловых…» — задумчиво шептал ежик, рассеянно глядя в туманный сумрак. Не знаю, как для самовара, а для копчения мяса и рыбы именно можжевеловыми веточками в старину и пользовались, поскольку дым от них придавал продукту неповторимый аромат. Ну что, может, посадим нынешней весной несколько кустиков?

Рубрику ведет Александр Хабургаев, комментатор «Радио России», ведущий ежедневной утренней рубрики «Палисад» на радиостанции «Маяк-24». Каждую субботу с 10.30 до 12.00 в программах «Большой палисад» и «Домашний ковчег» (103,4 FM) по тел. 247-21-83 вы можете задать свои вопросы в прямом эфире как самому автору, так и его гостям. Замечания и предложения также можно присылать по электронной почте на наш адрес: [email protected]

"Российская газета"