На прошлой неделе государство объявило амнистию. Дачную. Обычно амнистию объявляют тогда, когда человеку или группе лиц прощают совершенное преступление. В нашей ситуации группа лиц — это десятки миллионов россиян, которые за последние пятнадцать лет возвели какие-либо постройки на своих шести и более дачных сотках. А преступлением этот поступок стал ровно потому, что чиновники и парламентарии ранее не озаботились решением аграрного вопроса. Теперь — озаботились. Однако, как показывает практика, «амнистия» практически не сократила срок и тяжесть наказания для дачников.

(img)

На деле вся амнистия свелась к тому, что теперь гражданам для того, чтобы узаконить свою пока еще нелегальную недвижимость, не придется обращаться в суд. Кто пробовал, тот знает — дело это муторное и потенциально дорогостоящее, поэтому можно было бы сказать депутатам «спасибо». Но в действительности судебное разбирательство заменили настоящим бюрократическим адом. Если следовать порядку, установленному законопроектом, то, по подсчетам думского Комитета по аграрным вопросам, для легализации прав на дачу и домик садовод вынужден посетить несколько раз 11 органов и служб, собрать 14 справок, 28 дней провести в очередях и заплатить разным структурам 15—20 тыс. рублей.

Учитывая то, что, по разным данным, под «амнистию» попадают от 20 до 90 миллионов россиян, то получается, что только легальный бюджет проекта составит как минимум от 300 миллиардов до 1,35 триллиона рублей, то есть сумму, вразы превышающую стоимость всех национальных проектов, вместе взятых. А максимальное время, которое россияне должны будут совокупно простоять в очередях, составляет и вовсе астрономическую цифру в семь без малого миллионов лет.

Понятно, что с подобным эпосом не справится даже самый профессиональный и некоррумпированный бюрократический аппарат. А учитывая то, что «амнистия» продлится только до января 2007 года, становится очевидно, что она попросту лишает большую часть россиян возможности легализовать свою недвижимость.

Возникает вопрос: а каков конкретно состав преступления, за которое государство простило нас таким иезуитским образом? Дело вот в чем. Миллионы россиян владеют различного рода земельными участками и постройками: домиками, коттеджами, гаражами и т.п. Распоряжаться землей можно только в том случае, если она юридически полноценна, то есть проведены землеустроительные работы (межевание, создание кадастрового плана — документальное утверждение параметров участка), данные межевого дела внесены в Земельный кадастр, и только тогда хозяин земли — полноправный собственник.

Особой статьей числится недвижимость, ведь земля и постройки на ней в России юридически пока что существуют порознь. На девяностые годы пришелся бум дачного строительства. Множество домов, домиков, фазенд, коттеджей тогда было построено без разрешения органов местного самоуправления и потому никак не зарегистрировано. И сотни тысяч сооружений, не отображенных в документах, стоят и используются уже второе десятилетие подряд.

Соответственно, во властных структурах принято считать, что десятки миллионов россиян существуют на положении нелегальных или полулегальных хозяев участков и объектов недвижимости. (Однако среди них есть также немало тех, кто имеет землю на абсолютно законном праве бессрочного пользования или пожизненного наследуемого владения.)

Законопроект, принятый Госдумой в минувшую пятницу, в первую очередь «прощает» россиянам их неспособность преодолеть бюрократические механизмы в том случае, когда у них все-таки возникает желание легализовать или переоформить «дачную собственность» в соответствии с непрерывно и стремительно меняющимся законодательством. Именно поэтому все ждали, что законопроект значительно упростит процедуру оформления прав на землю и недвижимость, как того хотел президент, весной 2005 года обратившийся со своей идеей к Федеральному собранию.

Получилось как всегда — наоборот. Как отмечают специалисты и отдельные парламентарии, «амнистия» не сокращает длину очередей, выстраивающихся из будущих полноценных собственников в кадастровые и регистрационные органы, не уменьшает финансовых затрат на межевание. Особая дороговизна достигается за счет тесной связи коммерческих землеустроительных фирм и организаций с местными властями — как следствие появляются самоуверенные местные монополии с произвольно установленными тарифами, колеблющимися от 300 до 3000 долларов.

За пределами действия законопроекта остаются и так называемые «войны соседей». Боевые действия должны будут развернуться по всей России вскоре после того, как предприимчивые дельцы примутся при помощи упомянутых выше землеустроительных фирм отмерять себе «фактически сложившиеся площади» земельных участков, естественно, за счет соседей. Наибольшее количество «горячих» точек следует ожидать там, где высоки рентабельность и стоимость квадратного метра земли.

Чиновники подталкивают дачников к поголовной приватизации земель. Однако россияне особо не спешат. Многие просто запутались в законодательном крючкотворстве и пытаются понять, что они могут сделать, а что нет, что выгодно, на что имеют право… Об этом свидетельствует резко возросшее число обращений в юридические консультации.

Составляя списки законопослушных собственников земли, чиновники определяют и перспективную налогооблагаемую базу. Налог еще, правда, не придуман. Как полагают аналитики, с этим промедлят до 2008 года, а там уже, не слишком беспокоясь о настроениях электората, смогут ввести астрономический налог на учтенную сегодня собственность граждан. Получается, что мы сейчас должны заплатить государству ровно за то, чтобы оно потом брало с нас налоги. Ловко, да?

Впрочем, свой главный «налог» население заплатит уже сейчас. «Амнистия» не препятствует взяткоемкости ни одного из звеньев процедуры оформления или переоформления прав, поскольку ключевые решения возложены на совесть десятка местных чиновников. В Москве, например, цены на услуги за «ускорение» дела подскочили до 500—1000 долл. И это сейчас, когда закон прошел только первое чтение. Обвальный рост спроса на рынке коррупции станет едва ли не единственным реальным эффектом пресловутой «амнистии».

Владислав ГОНЧАРУК

03.04.2006

«НОВАЯ ГАЗЕТА»