Солженицына: важно увидеть свою недавнюю историю

29 января на телеэкраны выходит многосерийный художественный фильм «В круге первом» по роману Александра Солженицына. Он же написал сценарий фильма и читает в нем авторский комментарий за кадром. Накануне премьеры главный редактор московского бюро Русской службы Би-би-си Константин Эггерт встретился с супругой писателя Натальей Солженицыной.

«И в романе, и в фильме звучит фраза: «Не море топит, а лужа». Она касается сегодня каждого молодого человека»

Наталья Солженицына

Би-би-си: Насколько неожиданным для Александра Исаевича было предложение Глеба Панфилова экранизировать его роман и, тем более, написать сценарий для телесериала?

Наталья Солженицына: Неожиданным оно не было, поскольку предложение Глеба Панфилова экранизировать роман «В круге первом» поступило еще в 1996 году, довольно скоро после того, как мы вернулись из нашего изгнания в Россию в 94-м. Но Панфилов тогда же предупредил, что он занят съемкой фильма, над которым он тогда работал, и права [на экранизацию романа] тоже еще не были в тот момент свободны. Так что, прошло несколько лет, пока началась работа над фильмом.

В диалоге трех сторон — Панфилова, телеканала «Россия» и Солженицына — родилась просьба к Солженицыну написать сценарий. На что он довольно быстро согласился.

Би-би-си: В чем особенности этого сценария? Из публикаций в прессе известно, что будет две версии фильма — кино- и телевизионная. Телевизионная более подробно следует сюжетной линии романа. Но что-то изменилось по сравнению с сюжетом самого романа?

Н.С.: Нет, ничего не изменилось. Дело в том, что первоначальный замысле был — снимать фильм, а не телевизионный сериал. И для фильма сценарий писал сам Панфилов.

«Солженицын потому и согласился писать сценарий для сериала, что для него очень важно сохранить те сюжетные линии, которые для него существенны»

Наталья Солженицына

В романе около 200 действующих лиц. И хотя все его действие занимает два с половиной дня, в нем — огромное количество событий. И втиснуть его в прокрустово ложе стандартного фильма, пусть даже двухсерийного, невозможно без существенных жертв. Другое дело — многосерийный фильм. Солженицын потому и согласился писать сценарий для сериала, что для него очень важно сохранить те сюжетные линии, которые для него существенны, потеря которых была бы для него весьма болезненна.

Ему это удалось. И это удалось Панфилову. Солженицын не хотел, чтобы прослеживалась только линия политического детектива. Она, конечно, там присутствует, но ему было очень важно, чтобы сохранилась линия морального выбора. Линия «дружества» больших интеллектов и сильных характеров, насильственно заключенных в тюрьму. Мужского братства, в котором каждый решал вопрос выбора по-своему.

Би-би-си: Если говорить о выборе — почему выбор актера на роль Глеба Нержина пал на Евгения Миронова?

Н.С.: Этот выбор был сделан Глебом Панфиловым. Когда Миронов получил Солженицынскую премию вместе с другими создателями фильма «Идиот», у нас тогда еще и мысли такой не было. Потом, уже позже, Панфилов как-то я спросил Солженицына: мол, я хочу обратиться к Миронову с предложением сыграть Нержина — что вы об этом думаете?

Надо сказать, это был единственным вопрос Панфилова, связанный с кастингом. Мы в кастинге не принимали никакого участия. Считаем, что выбор очень хороший. И не только потому, что Миронов внешне до какой-то степени напоминает молодого Солженицына, что сейчас признают все. Но и потому, что в его облике есть что-то, соответствующее какому-то внутреннему рисунку. В его лице есть определенно тишина и сосредоточенность. Умение слушать других выражается в лице этого актера. Есть похожесть — внешняя и внутренняя, потому мы с радостью этот выбор одобрили.

Би-би-си: Многие говорят, что сегодняшней молодой аудитории трудно понять фильмы, посвященные сталинскому времени, поскольку оно слишком далеко отстоит от опыта современных молодых людей. Что то главное, что несут роман и фильм в массовую аудиторию сегодняшнему зрителю? Ведь, с одной стороны, это роман о человеческом выборе — моральном, личном, с другой — детективный, авантюрный сюжет. Наконец, это роман о русской судьбе, потому что бесконечные дискуссии, которые ведут обитатели «шарашки» между собой, это традиционные и продолжающиеся до сих пор русские дискуссии. Что для Александра Исаевича главное?

«В лице [Миронова] есть определенно тишина и сосредоточенность. Умение слушать других выражается в лице этого актера. Есть похожесть — внешняя и внутренняя, потому мы с радостью этот выбор одобрили.»

Наталья Солженицына

Н.С.: Во-первых, для нашей страны вопрос неизжитый, по-прежнему стоящий очень остро, это вопрос понимания своей недавней истории. Очень важно, чтобы люди могли увидеть наглядно и ярко, в исполнении прекрасных актеров свою недавнюю историю. Сегодня молодежь с интересом смотрит исторические фильмы — разве ей не будет интересна совсем недавняя история, ведь их деды погибали в ГУЛАГе!

Но, кроме того, у романа есть и другое измерение, которое не зависит от времени. Это все-таки фильм о выборе. Эту сторону удалось сохранить в фильме.

Каждый из нас, в лютые времена, или в благополучные, каждый день делает маленький или большой выбор. И в романе, и в фильме звучит фраза: «Не море топит, а лужа». Она касается сегодня каждого молодого человека. Потому что сделать выбор в экстремальной ситуации в каком-то смысле намного проще. Потому что ясно — что белое, а что черное. Это ситуация моря.

А в луже не страшно. Никто не боится утонуть в луже — ну, разве что, испачкаться… На самом деле топит лужа, которой ты не опасаешься.

Молодые люди у нас очень неглупые и гораздо более свободные, чем прежде. Они могут сами думать. Я уверена, что они воспримут этот стержень. Нравственное напряжение и моральное измерения фильма они тоже воспримут.

Би-би-си: Вы и Александр Исаевич уже видели фильм? Он вам понравился?

Н.С.: Три месяца назад мы видели его в черновом варианте. Без музыки, с невычищенным звуком, с очень условным делением на серии… Нас очень обрадовало то, что это все-таки не сериал, а по-настоящему художественный многосерийный телевизионный фильм.

Панфилов ведь не телевизионный, а кинорежиссер, и это особенно хорошо видно в этом фильме. Он с поразительной тщательностью отнесся к деталям: посуда, одежда, дверные ручки — все очень тщательно воспроизведено Панфиловым. Фильм может стать учебным пособием по тому времени, о котором он рассказывает.

Еще важнее то, что Панфилову удалось очень верно передать атмосферу времени, и это тоже отметил Александр Исаевич. Ощущение такое, что в фильме нет ни одной фальшивой ноты.

Би-би-си: Кажется, Марфинская «шарашка» существует до сих пор, и даже занимается какими-то секретными работами. Так ли это?

Н.С.: Ну, конечно, как и все секретные НИИ бывшего КГБ, она занимается секретными разработками. Она стоит на том же самом месте. Что там сегодня разрабатывается — мы, конечно, не знаем.

Би-би-си: Солженицын там побывал?

Н.С.: Да, нас туда пустили. Это было в январе 1997 года. С каким счастьем ходил Солженицын по этим коридорам, по этой спальне, но этой акустической лаборатории… Он радовался как мальчик! Внутри здания ничто не изменилось, и двор прежний. Построено новое большое здание, но мы туда не ходили, нам было неинтересно.

Би-би-си: А съемочная группа смогла туда попасть?

Н.С.: Насколько я знаю — нет. Им не разрешили, и они снимали в другом месте. Внешний вид того, что они нашли, совсем не похож на «шарашку». Но декорации, построенные на «Мосфильме», очень точно воспроизводят то, что было внутри. Интерьер создавали в тесной консультации с Александром Исаевичем.

Би-би-си: В ближайшее время роман «В круге первом» выйдет заново с подробным текстологическим комментарием. Что, это будет первое прижизненное издание русского классика?

Н.С.: Да, это так.

четверг, 26 января 2006 г., 19:34 GMT 22:34 MCK

Би-би-си