Газета «Ваш тайный советник» разыскала петербургских однофамильцев персонажей романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Литературные персонажи, бывает, так «очеловечиваются», что кажутся реальнее всех живущих. Михаил Афанасьевич Булгаков в этом плане был большим специалистом, подарив миру многих героев, в чьем существовании даже сомневаться не хочется. Единственная, пожалуй, кого трудно представить в земном обличье, — это Маргарита, ну совершенно мифическая особа! >>>

А вот с остальными булгаковскими героями дело обстоит намного проще. Достаточно заглянуть в телефонный справочник, чтобы обнаружить в славном городе Петербурге и безобразника Коровьева, и полного тезку Михаила Берлиоза…

А вот с Иудами в городе дело обстоит плохо. Последний убыл на ПМЖ в Израиль еще в 1995 году — Ливинзон Иуда Аврамович до этого был Сафоновым Денисом Васильевичем. Абонент Бегемот оказался вовсе не человеком, а юридическим лицом — под этим названием скрывается частная фирма. Мастер появился сам, изменив фамилию – был Голохвастов, а стал Мастер Андрей Львович.

Помимо одноименной группы в Киришах, Воланд поселился и в Красносельском районе (но, к сожалению, фамилия – опечатка в базе, на самом деле — Волкинд Яков Романович).

Фагота три – М., Р. и Ф., в отличии от книжного, ездят исключительно поездами «Питер – Москва», но в жизни они не меняли с такой легкостью фамилию на Коровьев, тот сам по себе живет где-то в области — Коровьев Денис Эдуардович.

Стравинских, главврача психбольницы в романе, аж пять, но двое из них явно не могут быть профессорами – по молодости лет, научные степени остальных выясняются.

Есть и тезка Берлиоза, тоже Михаил, 26 лет. Лиходеевых оказалось четыре, но Степана среди них не нашлось. Но абсолютный рекорд принадлежит Поплавским – их 131(!), Максимилиана Андреевича отыскать не смогли, зато Максимов – 6 (правда, 4 из них – дети), но и они не Андреевичи. И Григорием Римским не оскудел Питер, только отчество подкачало — Юрьевич.

На роль прелестной ведьмы Геллы могут по праву претендовать две дамы и, как ни странно, двое мужчин – что ж поделать, есть на Кавказе такое мужское имя.

Являются ли критиками местные Ариманы, Латунские и Лавровичи? Босых своих нет, а если и были – убыли в Кишинев.

С Пилатами – просто сказка, правда, Понтиями никто не осмелился назвать свое чадо. С римскими именами сложновато – что имя, а что считать фамилией. У нас все подсчитано: таким редким именем обладает всего один человек – Ханукаев Пилат Николаевич, но сам он из Пскова. А фамилия досталась восьмерым, кстати, как удалось выяснить, фамилия эта белорусская, а Минск – он даже не «четвертый Рим».

Кто эти четверо под фамилией Майгель – бароны ли? – все родственники.

Из 94э-х Соковых ни один не пошел по стопам книжного тезки – и не стал буфетчиком. Книжного звали Андреем Фокичем, такого отчества нет ни у одного. А так: Андрей Борисович; Владимирович; Николаевич – первый и последний родились в один день!

Тезок, хоть частичных, остальных героев бессмертного произведения в нашем городе, к сожалению, не нашлось, только вот на Маргарите Николаевне компьютер упорно зависал и так и не ответил, сколько же невест у Мастера в Питере. И знаком ли наш Мастер хоть с одной из них.

24/12/2005 00:42

Фонтанка.Ру