Китайские власти могут перестать играть на снижение курса юаня, что может сильно ударить по американской экономике.

На этой неделе США получили сразу два рождественских «подарка» из Азии. Сначала несколько авторитетных китайских деловых изданий сообщили о том, что в 2004 г. Китай намерен отказаться от практики фиксации курса юаня к американскому доллару. Вместо этого он будет привязан к «корзине» из 10 мировых валют. Казалось бы, для США это хороший знак – курс юаня может начать расти относительно доллара, что существенно повысит конкурентоспособность американских товаров по сравнению с китайскими. Однако, скорее всего, действия китайских властей окажут негативное влияние на американскую экономику. Замена валюты-«якоря» на «корзину» приведет к тому, что вместо казначейских облигаций Китай будет покупать ценные бумаги десяти стран пропорционально их долям в «корзине», а не исключительно американские казначейские облигации. В результате поток китайских инвестиций в США должен серьезно сократиться.

В течение ряда лет китайская национальная валюта – юань – была жестко привязана к американскому доллару на уровне около 8,27 юаня за доллар. Поскольку экономика Китая с начала 90-х гг. растет опережающими темпами по сравнению с экономикой США, это привело к тому, что юань стал недооценен по отношению к мировым валютам. Искусственно поддерживаемый на низком уровне обменный курс выгоден китайским экспортерам – их продукция оказывается более дешевой на иностранных рынках и, следовательно, более востребованной. Обратной стороной такого положения дел является то, что для поддержания низкого юаня Народному банку Китая приходится наращивать свои валютные резервы, увеличивая денежную массу, для чего он в основном покупает американские казначейские облигации. Примерно то же можно сказать в отношении Японии – за исключением того, что курс иены не является фиксированным, а действия Банка Японии по поддержанию ее курса на низком уровне далеко не настолько успешны, как в Китае.

Китайские власти аргументируют нынешний переход на более гибкую систему оценки конвертации юаня тем, что в последнее время влияние доллара на экономику Китая снизилось. На самом деле такое решение можно объяснить усилившимся после вступления Китая в ВТО давлением МВФ и других организаций, которые требуют снизить поддержку правительством Китая экспортных отраслей за счет низкого юаня. Отмена фиксированного курса юаня к доллару может означать, что американцы выиграют на высоком курсе юаня, поскольку конкурентоспособность китайских товаров снизится. Но одновременно они потеряют в лице Китая крупного инвестора. Привязка юаня к «корзине» валют может привести к росту обменного курса юань/доллар. В таком случае сократится объем китайского экспорта в США, что повлечет за собой сокращение отрицательного сальдо торгового баланса США. Но вместе это приведет к существенному уменьшению китайских инвестиций в американскую экономику. «Если предположить, что отказ от привязки юаня к доллару действительно произойдет, можно ожидать, что курс юаня несколько вырастет. Это повлечет за собой как сокращение импорта китайской продукции в США, так и покупок американских казначейских облигаций со стороны Китая», – сказал RBC daily аналитик по валютной стратегии Deutche Bank Research Билал Хафиз (Bilal Hafeez).

Однако эксперты скептически относятся к предположению о том, что отказ от привязки юаня к доллару приведет в краткосрочном периоде к сильному росту курса китайской валюты. «Даже если юань перестанет быть привязан к доллару, его курс не станет плавающим. Юань будет привязан к корзине валют. Поэтому не стоит ожидать, что его курс сильно изменится. Соответственно, это лишь в небольшой степени повлияет на торговые отношения Китая с другими странами, в том числе с США. Вместе с тем некоторого повышения курса китайской валюты ожидать все-таки стоит», – заметил RBC daily старший аналитик по валютной стратегии BNP Paribas Asset Management Ян Станнард (Ian Stannard). В этом же уверен и главный экономист Economist Intelligence Unit (EIU) Робин Бью (Robin Bew). «Это не должно повлиять в какой-то степени на обменный курс юаня. Поскольку он устанавливается административным путем, не стоит ожидать, что он вырастет. Иначе это негативно сказалось бы на международной торговле Китая», – сказал он RBC daily. Поэтому существует опасение, что в среднесрочной перспективе возобладает негативный для США эффект – курс юаня останется на прежнем уровне, а покупки казначейских облигаций сократятся.

Опрошенные RBC daily эксперты, однако, отметили, что в настоящее время преждевременно говорить об этом решении Китая как о свершившемся факте, поэтому никаких серьезных изменений на рынках пока не происходит. По мнению Билала Хафиза, это чистые спекуляции прессы. Информация такого рода уже появлялась: так, в июне этого года секретарь Казначейства США Джон Сноу (John Snow) уже объявлял о том, что правительство Китая рассматривает возможность сделать обменный курс юаня более гибким. «В отношении подобных заявлений нужно быть крайне осторожным. Насколько мне известно, никаких официальных заявлений со стороны китайского руководства пока не поступало», – подтвердил Робин Бью.

Вместе с тем, по мнению Билала Хафиза, можно прогнозировать, что если в ближайшем будущем такая информация подтвердится, то американский фондовый рынок воспримет это известия положительно. «В настоящее время инвесторы в большей степени озабочены внешнеторговым дефицитом США, а не капитальными потоками», – отметил он. Рынок заметит сокращение дефицита счета текущих операций США в результате укрепления юаня, но не снижение спроса на гособлигации. По мнению Робина Бью из EIU необходимо принимать во внимание информацию о том, что в 2004 г. Япония продолжит политику низкой иены, то есть будет играть на руку усилению доллара. «Тот факт, что японское правительство не отказалось от покупки долларовых активов в 2004 г., говорит о том, что Банк Японии не позволит иене сильно вырасти в ближайшей перспективе. С одной стороны, это позволит поддерживать ставки по американским казначейским облигациям на низком уровне. С другой стороны, такая политика делает японские корпорации более конкурентоспособными на мировом уровне. Поэтому стоит ожидать притока инвестиционного капитала на японский рынок и роста импорта японской продукции в США», – считает представитель EIU.

РосБизнесКонсалтинг