Экипаж МКС сократил время работы в открытом космосе в связи с перегревом скафандра российского космонавта. Такое решение принял руководитель полета российского сегмента МКС Владимир Соловьев по соображениям безопасности.

00:17 по московскому времени американский астронавт Майкл Фоэл и российский космонавт Александр Калери открыли люки стыковочного отсека «Пирс» и вышли в открытый космос. При этом, согласно циклограмме выхода, экипаж МКС должен был покинуть стыковочный отсек в 00:15.

На внешней поверхности станции Фоэлу и Калери предстояло проработать более пяти с половиной часов. Экипаж вернулся на станцию и закрыл люк в 04:13. После трех часов работы в открытом космосе у российского космонавта Александра Калери стал перегреваться скафандр, передает РИА «Новости».

«Жарковато что-то стало», — сообщил он в ходе разговора с руководителем полета российского сегмента МКС Владимиром Соловьевым. Беседа передавалась по громкоговорящей связи.

«Похоже, сублиматор у тебя окончательно накрылся, так у нас по телеметрии получается», — отметил Соловьев.

«Я точно могу сказать, что охлаждения нет», — подтвердил с орбиты Калери.

«Возвращайтесь!» — сказал Соловьев.

По предварительным данным, скафандр российского космонавта стал перегреваться из-за пережатия трубки системы охлаждения.

«Когда я ее распрямил, то сразу пошел холод по спине», — сказал Калери в ходе переговоров с техническими специалистами ЦУП после возвращения на МКС.

Между тем Соловьев исключил возможность заводского брака. «В этих скафандрах уже выходили и все было нормально», — сказал Соловьев журналистам. «Самим космонавтам было бы трудно пережать трубку охлаждения, она очень толстая», — добавил он.

Скафандр Калери был выпущен в 2000 году, а его ресурса хватило бы «на один-два выхода в открытый космос», добавил Соловьев. Вообше же ресурс российских скафандров «Орлан-М», в которых Фоэл и Калери работали на орбите, рассчитан на 12 выходов в открытый космос.

«Все было нормально, но у нас, судя по всему, появятся вопросы по подготовке и организации самого выхода в космос», — сказал руководитель полета.

Все последующие выходы в открытый космос экипажи МКС будут проводить в новых скафандрах, имеющихся на станции, сообщил Владимир Соловьев. «На борту есть два новых скафандра, поэтому все последующие выходы мы будем проводить именно в них», — сказал он.

После работы в открытом космосе состояние экипажа МКС «прекрасное», сообщил специалист по скафандрам НПП «Звезда» Арнольд Барер.

«Саша, Майкл, несмотря на все неприятности, медицинские показатели у вас прекрасные», — сообщил Барер космонавтам.

Несмотря на досрочное завершение выхода в открытый космос, экипаж МКС выполнил большую часть запланированных работ, сообщил официальный представитель ЦУП Валерий Лындин.

По словам Лындина, командиру экипажа МКС американцу Майклу Фоэлу и бортинженеру россиянину Александру Калери удалось установить на поверхности модуля «Звезда» российско-европейский манекен «господин Рендо», предназначенный для определения доз радиации, которые получает человек, находясь в открытом космосе.

Кроме того, Фоэл и Клери сняли одну из панелей для японского эксперимента по материаловедению.

«Две трети запланированных работ выполнено», — сказал Соловьев после возвращения экипажа на станцию.

Из-за недостатка времени экипажу не удалось смонтировать на стыковочном отсеке лазерные отражатели для нового Европейского космического грузовика «ADV», а также установить аппаратуру для изучения газового состава выхлопа двигателей.

На космический грузовик «АDV», который должен впервые «причалить» к станции в 2005 году, возлагаются особые надежды — начало его эксплуатации частично снимет нагрузку по обеспечению МКС с России, так как после катастрофы шаттла «Колумбия» грузы и экипажи на орбиту доставляет только Росавиакосмос.

«Все эти работы будут включены в план работы будущей эспедиции на МКС. Программа работы на орбите Фоэла и Калери предусматривала только один выход в открытый космос», — добавил Соловьев.

Старт нового экипажа на МКС запланирован на 19 апреля 2004 года.

Выход Фоэла и Карели стал первым в истории Международной космической станции выходом всех членов экипажа в открытый космос.

«Жизни и здоровью российского космонавта ничего не угрожало, — сообщил РИА «Новости» официальный представитель ЦУП Валерий Лындин. — Просто перегрев скафандра ограничивает возможности его работы в открытом космосе».

Ранее российские скафандры «Орлан-М» использовались на российской орбитальной станции «Мир». Для нормальной работы в космическом пространстве необходимо, чтобы в скафандре поддерживалось постоянное давление в 0,4 атмосферы, а циркуляция системы охлаждения не превышала 25 градусов по Цельсию.

За год эксплуатации скафандра «Орлан-М» на борту станции «Мир» было выполнено 12 выходов в открытый космос, не только российскими экипажами, но и международными.

По конструкции данный скафандр является полужестким. Корпус и шлем выполнены в виде единой металлической конструкции — кирасы, а оболочки рук и ног изготовлены из мягких материалов.

Скафандр «Орлан-М» не надевают, в него как бы «входят» сзади, через люк в кирасе. В наспинной части скафандра размещена автономная система обеспечения жизнедеятельности, которая одновременно служит герметичной крышкой входного люка.

Скафандр может многократно использоваться для выхода в открытое космическое пространство. Конструкцией предусмотрена возможность замены сменных элементов и агрегатов систем скафандра, а также дозаправки водой системы терморегулирования.

Скафандр «Орлан-М» является модификацией скафандров серии «Орлан», успешно эксплуатировавшихся на долговременных орбитальных станциях.

Впервые «выход» в скафандре «Орлан-М» был осуществлен 29 апреля 1997 года из шлюзового отсека модуля «Квант-2» станции «Мир» экипажем в составе командира экипажа Василия Циблиев и второго бортинженера американца Джерри Линенджер.

NEWSru.com