В любом городе Самарской области, в любом крупном селе есть памятник землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. 503 тысячи солдат отправила на фронт наша область. 226 тысяч из них не вернулись домой. Их могилы можно найти повсюду, где прошла война – от Москвы до Берлина. Немало их и в Самарской области. Это захоронения солдат, погибших от ран в местных госпиталях.

Около 40 эвакогоспиталей было развернуто на территории губернии в годы войны. Рассчитаны они были на 7200 коек, однако на деле принимали значительно больше раненых. Например, к 1 марта 1942 года в госпиталях области находилось на излечении 9300 человек.

Самые тяжелые из них нередко погибали. Только в лазаретах областного центра умерло от ран около 3 тысяч бойцов Красной Армии. Они похоронены на старом городском кладбище. Над братской могилой установлена стела из черного гранита, а у входа на кладбище высечены имена павших. На этом же кладбище покоятся и Герои Советского Союза — генерал-майор И.Д.Рыбинский, генерал-майор Д.Н.Голосов, подполковник П.Н.Желтухин, сержант И.Г.Зиненко и другие наши земляки, удостоенные высшей награды Родины.

Война несла горе в наши дома долгих четыре года. Первые похоронки стали приходить в конце июня 1941 года. Последние – в мае 1945-го, уже после Победы. Многие наши земляки погибли при штурме Берлина, при освобождении Праги и других городов Европы. На родине сохранили память о каждом из них. Самарская областная организации ветеранов войны и труда много лет издает «Книгу Памяти Самарской области». Она насчитывает уже более 30 томов, но каждый год пополняется все новыми фамилиями волжан.

Говорят, смерть уравнивает всех – и победителей, и побежденных. На территории Самарской области похоронено немало немцев, умерших в лагерях для военнопленных в годы войны. В 1943-1949 годах у нас действовало четыре таких лагеря. Через них прошло около 100 тысяч бывших гитлеровских солдат и офицеров. Особенно тяжкой была участь самых первых – тех, кто попал в плен под Сталинградом. Как свидетельствуют документы, в одном только лагере 234, который находился на Красной Глинке, с октября по декабрь 1944 года от алиментарной дистрофии и крупозной пневмонии умерло 486 человек. Да и после смертность была высокой: в 1945 году скончалось еще 1520 человек. Их родные, скорее всего, до сих пор считают их погибшими под Сталинградом, пропавшими без вести. Переписка с родственниками была разрешена лишь в июле 1945 года.

Хоронили пленных в братских могилах, как правило, без всяких опознавательных знаков. На окраинах Самары находится по крайней мере три кладбища немецких военнопленных. Два из них почти затерялись, поросли лесом. О том, кто здесь лежит, откуда родом, сведений не сохранилось. Люди ушли в небытие так, словно их никогда и не было на Земле. Такого никому не пожелаешь. Даже врагу.