Женщины всегда принимали участие в деятельности террористических организаций. Однако только в последние годы женщин-террористок начали рассматривать как отдельный феномен, поскольку долгое время принято было считать, что участие женщин в деятельности террористических структур является исключением, а не правилом.

В 1960-е 1970-е годы был опубликован ряд исследований, авторы которых утверждали, что для подавляющего большинства психически здоровых женщин невозможна сама мысль об убийстве невинных людей, в том числе детей с помощью варварских террористических методов. Время показало, что это не так. Эксперт по терроризму Уолтер ЛакерWalter Laqueur пришел к выводу, что женщины — члены террористических структур, как правило, более мужественны, более преданы идеалам и целям организации и более фанатичны.

Долгое время роль женщины в террористических структурах ограничивалась организацией политической поддержки, созданием тайников и конспиративных квартир, сбором пожертвований, ведением разведки и т.д. Иногда женщины выступали в роли политических представителей или спикеров террористических структур. Однако постепенно их роль изменилась. За последние 15-20 лет было отмечено появление террористических организаций, состоящих исключительно из женщин. Например, в США возникла феминистская группа SCUMSociety for Cutting Up Men («Общество Борьбы с Мужчинами»). Террористические группы, состоящие исключительно из женщин, были образованы непальскими маоистами и Рабочей Партией КурдистанаKurdistan Workers Party. Особенно много женщин насчитывают террористические структуры, созданные в Германии, Латинской Америке и Палестине.

Во многих случаях именно женщины создавали и руководили террористическими структурами. В частности, они стояли у истоков таких известных организаций, как германская Kommando der Roten Armee Fraktion»Красная Армия» (известная также, как группа Баадер-Мейнхоф), итальянские «Красные Бригады» и Prima Linea, «Японская Красная Армия», американских Symbionese Liberation Army («Единая Армия Освобождения) и Weather Underground. Долгое время начальником штаба и, фактически, организационным гением баскской сепаратистской группировки «ЭТА»Euskadi Ta AskatasunaBasque Homeland and Liberty («Родина и Свобода Басков») была женщина. Мексиканская левоэкстремистская организация EZLN, более известная, как Zapatista («Союз Сапатистов»), управляется женщиной, известной под именем Командир РамонаCommandante Ramona.

За последние десятилетия значительно возросло число женщин, принимающих активное участие в деятельности террористических структур и на низовом уровне. Вероятно, наиболее показателен пример перуанской марксисткой организации Sendero Luminoso («Светлый Путь»): женщины составляют примерно 20% от общего числа боевиков этой организации. Абсолютно все террористические организации Европы и Америки используют женщин во время проведения боевых акций. Особо многочисленны женщины в таких структурах, как «Тигры Освобождения Тамил Илама»Liberation Tigers of Tamil Eelam (Шри Ланка), ЭТА (Испания), Объединенный Фронт Освобождения АссамаUnited Liberation Front of Assam (Индия), Маоистская Коммунистическая Партия (Непал), «Настоящая Ирландская Революционная Армия»The Real IRA, ФАРКFuerzas Armada Revolutionarias de Colombia Revolutionary Armed Forces of ColombiaРеволюционные Вооруженные Силы Колумбии.

Психолог Чарльз ГолдсмитCharles Goldsmith считает, что лучшим объяснением сущности этого феномена может служить следующая аксиома: «женщины-террористки превращают битву полов в битву с обществом в целом». В подавляющем большинстве культур мира женщины исполняют «мирную» роль, поскольку «военная» роль традиционно принадлежала мужчинам. Поэтому женщины традиционно ассоциируются с мирными и ненасильственными формами политической борьбы. Их переход в иное качество — в ряды террористов, использующих наиболее брутальные методы — стал сюрпризом и вызвал своеобразный шок. Карла КаннингемKarla Cunningham, профессор Университета Штата Нью-Йорк, автор исследования «Межрегиональные тенденции женского терроризма»Cross-Regional Trends in Female Terrorism, считает, что во многих обществах именно невозможность участвовать в обычных формах политической деятельности толкает женщин к терроризму. Женщины не влиятельны, а их роль в жизни незаметна. Именно эта «незаметность» делает женщин особо привлекательными для террористов.

Эксперты по терроризму считают, что в большинстве случаев женщины менее интересуются политическими и идеологическими целями, которые ставит перед собой террористическая организация. Они сражаются не «во имя», а «против» и «за»: против низкого статуса женщина в их семьях и обществах, против властей, которые нанесли персональное оскорбление или совершили преступление против их родных и близких, за любимого человека и т.д. При этом женщины, как правило, значительно острее ощущают несправедливость, они лучше знают историю и причину конфликта, в рамках которого существует их террористическая организация. Настоящее и прошлое их интересует больше, чем будущее. Террор становится для многих из них универсальным способом самоутверждения. Поэтому женщины, как правило, глубоко уверены в необходимости и оправданности совершения терактов — о долговременных последствиях подобных действий они задумываются редко.

25 Февраля 2004 Washington ProFile

Washington ProFile