(Ведомости). В огромном неухоженном дворе усадьбы графа Остермана на Садовом кольце, которую занимает Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, участники Недели садов создали несколько райских зеленых уголков. Дизайнеров вдохновили сады Семирамиды, Казимир Малевич и скромный быт советского дачника.

Искусство садов и парков во все времена неразрывно связано с главным стилем времени. Регулярные парки классицизма, искусно организованная естественность романтических лужаек, девушки с веслами и пионеры с горнами, охраняющие огромную клумбу с выложенным цветами портретом вождя, пестрая линия флоксов вдоль дорожки к сараю на угодьях в шесть соток. Замечательным образом и наше время отражается в результатах деятельности ландшафтных дизайнеров. Стремление к роскоши, равнение на мировую моду и память о дачном и пионерском детстве — все приятно смешалось на Неделе садов, организованной журналом “Мезонин”.

Забавно, но самое спекулятивное произведение выставки оказалось и самым культурно ориентированным. Сад “Малевич” с деревьями, обернутыми в яркие цветные тряпки признанных супрематическими цветов, созданный группой из компании “Квадрат М”, конечно, перформанс и карнавал, а не плод кропотливой работы с природой. Наше время превратило главного художника русского авангарда в поп-забаву, с которой не соскучишься и в деревне.

Англичанин Робин Уильямс и Карина Лазарева в своем искусном The Haven устроили настоящую тихую зеленую гавань для утомленного цивилизацией респектабельного горожанина. Их садик с простой зеленью, деревянными креслами, маленькими водоемами вьется плавной волной и заканчивается современной динамической скульптурой. Но высокое английское садовое искусство, где нет ничего показного и нашлось почетное место даже крапиве (если я, конечно, на глаз правильно определила растение, декоративные свойства которых у нас мало ценятся), поймут только утонченные натуры. Которых, впрочем, при повсеместной англомании наших богатых сограждан, становится все больше.

Зато эффектность “Садов махараджей” (Илья Васецкий и Юрий Аристов), где есть и фонтан со скульптурой, и мраморная галька, и шатер, но мало зелени, кажется, пришлась по вкусу вернисажной публике и фотографам. Восток всегда привлекает русского человека — пышностью форм и жарким климатом.

Счастливым соединением английской любви к естественности и восточной тяги к пышности и богатству стало произведение Елены Сидниной “Наследие Семирамиды” — зеленые травянисто-цветочные ярусы с водопадами каскадом расположены над лужайкой, где одиноко стоит металлическая цапля. Если бы скульптурой была не птица, а пионер с горном, то можно было бы определенно считать это дизайнерское произведение эталонным воплощением духа нашего новейшего времени — здесь есть и виртуозная конструкторская и садоводческая работа (у нас любят, когда виден вложенный труд), и литературность, и живописность. И даже погрешность против вкуса (цапля), без которой нам не мила, как Пушкину письмо без грамматической ошибки, русская загородная жизнь.

Выставка “Неделя садов” работает до 26 июня, и все желающие могут найти на ней полезные решения для своих скромных или роскошных фазенд. А потом усадебный двор опять превратится в часть московских каменных джунглей.

Ольга Кабанова

Ведомости

20.06.2005, №110 (1391)

Ведомости