Сегодня в Самарской губернской думе прошло заседание рабочей группы комитета по промышленности, строительству, ТЭК, транспорту, связи и торговле по доработке проекта закона Самарской области «О внесении изменений в Закон Самарской области «Об охране окружающей среды и природопользования в Самарской области». В его работе приняли участие депутат Светлана Кузьмина, министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Правительства Самарской области Владимир Емельянов, заместитель Самарского межрайонного природоохранного прокурора Дмитрий Медведев, члены профильного комитета, центра законотворчества и юридического отдела губернской думы.

Участники заседания обсудили протест природоохранной прокуратуры на отдельные положения Закона Самарской области «Об охране окружающей среды и природопользования в Самарской области». В частности, члены рабочей группы сошлись во мнении о правомерности замечаний прокурора к статьям 9, 5 и 17 данного закона.

Согласно статье 9 областного закона, природопользователю запрещается «сброс сверх утвержденных нормативов и лимитов воздействия на окружающую среду неочищенных и не обезвреженных сточных вод всех категорий, производственных, бытовых и других видов отходов в водоемы всех видов пользования, а также на берега и ледовое покрытие этих водоемов». Между тем, действующее федеральное природоохранное законодательство не предусматривает каких-либо нормативов или лимитов на сброс неочищенных сточных вод, отходов в водоемы, на берега и ледовое покрытие. Для приведения областного закона в соответствие с федеральным предлагается исключить из существующей редакции слова «сверх утвержденных нормативов и лимитов воздействия на окружающую среду».

В статье 5 обсуждаемого закона к полномочиям органов исполнительной власти Самарской области отнесено «получение информации об объектах экологической экспертизы, оказывающих прямое или косвенное воздействие на окружающую среду Самарской области». Принимая во внимание, что все объекты государственной экологической экспертизы – это документы, предшествующие реализации объекта экспертизы, по определению неспособные оказывать какое-либо воздействие на окружающую среду, участники заседания согласились со следующей редакцией данного пункта, предложенной природоохранной прокуратурой: «получение информации об объектах экологической экспертизы, при реализации которых может быть оказано прямое или косвенное воздействие на окружающую среду Самарской области».

В статье 17 установлено, что «производственный экологический контроль осуществляется юридическими лицами — природопользователями». В указанной норме, в нарушение федерального закона, сокращен круг лиц, на которых возложена обязанность проведения производственного экоконтроля. В частности, федеральным законодательством закреплена обязанность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих хозяйственную и иную деятельность, оказывающую негативное воздействие на окружающую среду, планировать, разрабатывать и осуществлять мероприятия по охране окружающей среды, а также установлено, что субъекты хозяйственной и иной деятельности обязаны предоставлять в органы исполнительной власти и органы местного самоуправления сведения об организации экоконтроля. Для устранения несоответствия ФЗ в областном Законе предлагается заменить понятия «юридические лица — природопользователи» на понятие «природопользователи».

Дискуссию вызвал вопрос, касающийся абзаца 5 п.1 ст.9, которым установлено, что природопользователь обязан пройти экологический аудит в соответствии с федеральным и областным законодательством. Между тем, г-н Медведев отметил, что на федеральном уровне отсутствует законодательно закрепленная обязанность природопользователей проводить экологическое аудирование объектов хозяйственной деятельности. По мнению прокуратуры, совершение указанных действий либо отказ от их осуществления является не обязанностью, а правом природопользователя. На что возразил министр министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Правительства Самарской области Владимир Емельянов. Он считает, что у субъекта РФ есть право определять порядок проведения аудита, а следовательно, и назначать обязанности. Тем не менее, члены рабочей группы согласились с компромиссным вариантом редакции текста. Было предложено отнести проведение экологического аудита к правам природопользователя, а спорный абзац дополнить пунктом, согласно которому «природопользователь обязан принимать меры по соблюдению иных норм и правил, предусмотренных федеральным и областным законодательством».