3 февраля 1943 бойцам Красной Армии была передана танковая колонна «Куйбышевский колхозник». Ее построили на свои средства изможденные, голодные, но твердо верившие в победу над врагом крестьяне Самарской области. В счет строительства колонны они собрали свыше 100 миллионов рублей и более 63 тысяч пудов различной сельскохозяйственной продукции. Некоторые подробности участия куйбышевцев в строительстве боевых машин удалось узнать корреспонденту газеты «Красная звезда» Илье Максимову.

Еще летом 1942 года доярка из села Тростянка Кинельского района Любовь Суслова, как и многие односельчане, внесла семь тысяч рублей на строительство танка. Деньги эти вместе с мужем Иваном они откладывали на постройку собственного дома. Но Иван ушел на фронт, и Люба решила: пусть их сбережения принесут хоть какую-то пользу. Потом в село приехал секретарь райкома Костяев и попросил селян сделать еще один взнос в счет строительства танковой колонны. Он-то и убедил Любу отдать последние деньги и имеющееся зерно на строительство танков. Сказал, когда немцев разобьем, мы тебе большой дом построим, с балконом. Вот так и осталась Любовь Суслова со своими тремя детьми без денег, без муки на все последующие годы войны.

В конце января 1942 года область провожала делегацию на один из оборонных заводов Урала — передавать фронтовикам танковую колонну «Куйбышевский колхозник». Жители Тростянки выбрали своим делегатом Любовь Суслову. Впервые доярка побывала на большом заводе, осмотрела цеха. Потом на заводской площади состоялось торжество передачи танков армии. Люба увидела много грозных боевых машин. Они с ревом выходили из широких ворот, окрашенные по-зимнему в белый цвет. На одном из танков Любовь Суслова вдруг прочитала свое имя. Прочитала и обмерла от радости и гордости. Целую колонну именных танков построили на сбережения жителей Куйбышевской области уральские машиностроители.

А через несколько дней Суслова получила письмо с фронта от командира своего танка Ивана Селенкова. Он писал о жизни экипажа, о боях, в которых они участвовали. Потом танкисты прислали еще три письма, одно из них с вырезкой из фронтовой газеты. Заметка называлась «Любовь Суслова бьет фашистов». А потом письма приходить перестали. Наверное, погибли те ребята, думала Люба.

Когда Красная Армия освободила от немцев Смоленщину, Куйбышевская область стала помогать смолянам восстанавливать народное хозяйство. Любовь Суслова и тут не осталась в стороне – отдала телку, которую готовила на смену своей корове. Однажды выиграла по облигациям государственного займа 10 тысяч рублей. Получать не стала, передала и эти деньги в фонд обороны.

Закончилась война, вернулся в Тростянку муж, а у жены ни кола, ни двора, ни зерна и денег на дом не осталось. Злой был тогда Иван, сильно досталось Любе. Но и тогда, и после она считала, что поступила правильно. Их сбережения влились в общую народную копилку и помогли разгромить врага.

Большой дом с балконом Сусловым, конечно, так и не построили. Но когда написала Любовь Алексеевна про эту свою обиду в Москву, семье выделили небольшой домик в селе. А на заслуженный отдых Любовь Алексеевну проводили с персональной пенсией местного значения в 30 рублей. Но она на свою жизнь не в обиде. Считает, что сделала все, что должна была сделать.

По материалам газеты «Волжская коммуна»