Федосей Весняк и так и этак за день принимается. Ладит солнечное колесо. Прокатить по двору солнце, отворить зимние ворота — вот забота Федосея. Но больно морозы в этот день люты. Еще вчера худые снега поналетели, sло, откуда — неведомо, на деревню навалилось. Перемочь эти дни — смекай мужик: как?

В старопрежние времена наши предки обожествляли солнце. На полотенцах вышивали солнце, что «идет» по небосводу. Вышивальщицы верили, что, утерев лицо таким полотенцем, близкий человек освободится от болести, сотрет с себя приставшие худобы.

На прялках вырезали, рисовали защитные солнечные знаки — посолони, свастеики, кресты. Вкладывали в узор веру, что когда сядет девица прясть, то при тусклом свете лучины ее работа будет живее. Что солнышко посветит, пособит той, что радеет о здоровье близких. По причелинам, по наличникам катилось солнце, и sлые ветры, худые снега и морозы, пагубные дожди отступят от избы, убоятся солнечных знаков. Об этом думали и в это верили живущие землей люди.

Над крышей дома высился вытесанный конь. Вернее, туловище коня вырубалось из ствола дерева, а голова — из мощного корня. Конь был верен хозяину, служил службу великую, и образ его — как стража дома, что видит и лес, и поле, и дальние угодья — хранил покой и благополучие в стенах.

Из древних месяцесловов докатилась до нас такая поговорка: «Жили в лесу, молились колесу». Этим колесом было солнечное изображение. И внутри дома, и снаружи наши предки-язычники считали важным сохранить образ движущегося солнца. Но зимняя пора, когда после угасания солнце вновь обретало силу и sила нечистая, темная ожесточалась, — заставляла людей противодействовать тьме, тем тяжелым и худым следам, что она оставляла после себя.

24 января был днем морозов-худосеев. В дальний путь в этот день не собирались. В этом морозе — гнесть sилы неведомой. От печи русской, с загнетки и с шестка, от порога, от оконниц sила неведомая отогнана, из деревни выпровожена, — так вот морозы, по земле идущие, она опакостила.

"Русская традиция"