Именинники: Ананий, Андрон, Аристарх, Архип, Артем, Гай, Деонис, Евстафий, Зосим, Карп, Климент, Никанор, Олимпий, Онисим.

Выходи, sила нечистая! От двора ко двору кричали: «Гоним нечистого, снегом скрытого, вольного в этот день не только на своем болоте sтрах на все живое наводить, но и среди людей добро со sлом мешать, скатывать любовь с белой горы, в сердце человека сомненье вселять, тяготу».

Человек за порог, а черт — поперек. То собакой шелудивой, то вороном, черным комом к дому прибившимся, — черт в черного птаха обернется. А человек только за порог ступит, стонет птица на крыльце. Не птичьим стоном. Вой в том волчий, стук полночный, плач ребенка, холодом спеленутого. Сердце тот стон разрывает, тоской пытает. Потому-то и приспевает время гнать черта из деревни. А был он обликом под стать парню, что красотой обжигает девичьи сердца. Но об ту пору с лица был задумчив он. Тоска снедала и нечистого. Томим он был любовью.

Мужики и бабы ввечеру наизнанку надевали тулупы. С собой прихватывали кочерги да ожиги, за лыковые пояса сковороды затыкали. Огненоши, те мужики, что с ветошью зажженной по дворам ходили, кричали: «Выходи, sила нечистая!» И выходил он в тулупе, что наизнанку не вывернут. Тут кидалась с ожигами, с поленьями, с кочергами на него толпа людская.

Забивали черта, коли он не успевал обернуться в тварь неведомую. На том месте, где черта били, зажигали кострище и начиналось гулянье. Чтобы оберечь свое здоровье, парни и девушки прыгали через кострище. А тем временем прибывало дня на куриный скок.

"Русская традиция"