Именинники: Сильвестр, Ульяна.

Рожденная 15 января посвящена была шесточной ометалочке. Шесточной ометалочкой было или куриное крыло, или перья, связанные красной тряпицей. Когда у кого в печи призором назола пробегала (т.е. печь сглазили), хвостом волчьим она Сыть и Быть сметала, и не пеклось когда, а подгорало, и сколь дрова ни жги — тепла не прибывало, — звали рожденную 15 января.

И приходила она ни свет ни заря обряжаться. Сперва совок возьмет и кочергу, всю золу и уголья из печи выгребет, говорит: «К добру выгребись!», потом шесточной ометалочкой вьюшки и шесток обметет: «Ходи, огонь, по сердцу пня-колоды, не гнети хлеба-сыти!» На поду поленья крест-накрест сложит, лучину подоткнет, а поверх срубом дома поленья кладет. Много забот у рожденной 15 января. Печь истопит да скорешенько бежит мох у курятников трясти.

Ведь у белого бора, у дорог на семи следах, у ворот на семи ветрах, у нежилого подворья стоит лихоманка. О трех клювах она. Кика на ней из черного да белого пера, одежка — из шкуры подъярка. Желта с лица лихоманка, рукаста, зоб набит, а глаза голодны, куролапая она. Пройдет по следу человека — и тот след перевалится. Порченой немочью зовут ее. «Где я пройду, там три года куры нестись не будут!» — и насылает куриную слепоту, ощипывает перо с кур, катит в куриное гнездо, в закут ломоты, зевоты.

Но сперва искала лихоманка двора, где петух о семи годах, петух черного пера. Этому-то петуху кланялась лихоманка низехонько, клегтала, насест его слюной обмывала. Есть поверье, что семигодовалый черный петух откладывает в навоз 15 января яйцо. А 4 июня из этого яйца родится Царь змей Василиск. Тогда в деревне усыхает земля, и гуляет огонь от избы до избы, и начинает сохнуть все молодое. В деревне следовали такому обычаю. Рожденная 15 января трясла около курятников мох болотный — шелк лягушачий. А бабы валяли из золы лепехи да выносили поскорее на мостовичины их. Верили, бросится лихоманка мох подбирать (из него она, мол, крутит себе поддевку) и увидя лепеху, примет за хлебную, заглотает. Тогда нутро у лихоманки зола изожжет.

Торопилась еще всякая хозяйка печь окутать, уголья горящие в ведре унести во двор. Из-под коровы брала навоз она да уголья обминала: дым сотворяла. И шла окуривать курятник:

Куриная слепота,

в хлеву не шастай,

в подклети не глуми,

иди восвояси,

а то изведу путы,

изойму твои закуты,

тебя велю

гнать уголью!

"Русская традиция"