То хвост лошадиный следы заметает, ввечеру крестьянина беспутит. То глаза совиные, откуда ни возьмись, загорятся меж поленницей и крышей сарайки. Беги, мужик, в избу! Ты, хозяюшка, засветло прикрой в избу двери! Ряженые ходят! Личину из бересты вырежут, вымажут — кто сажей, кто свеклой — аль зверь какой так ехидно поглядывает на крестьянский двор. Добра — не жди. Вот ненасытный волчище лапищей в окошко стучит.

Ряженые — гонители порч.

Ряженые — хранители здоровья.

Но как же — они в личинах несусветных. Рыком и хохотом, цокотом и свистом они устрашают. «Погоди, голубчик!» — скажет бабушка внучику испуганному. Ряженые нечистую sилу бесят, запутывают. Оглянуться нечисть не успеет, а ей под стать бочком, скоком кто-то схорониться у сруба колодца поспешает. Нечисть сунется поглядеть, а на нее лохань ледяной воды: «У-ух!» Нечисть от этакого баловства дрожмя дрожит.

Так что на шутки ряженых в деревне никто не обижался. Чудили они. То двери обольют водой. А на крепком морозе двери-то и застынут. Хозяин утром топором стучит. «Избу поди-ко разворотишь! — сосед со двора кричит. — Погоди, огонь тутотко разведу». Смеется сосед-то. А ничего! Былью и небылью исстари было отмечено святочное время. Кудесами ряженых.

"Русская традиция"