Услышав эти слова, люди бросали все и спешили к черным тарелкам репродукторов. Во время войны сводки информбюро, передаваемые по радио, были главным источником всех новостей о положении на фронте. В них сообщалось, где проходят бои, какие населенные пункты взяли войска Красной Армии. Сколько сбили самолетов противника, сколько уничтожили танков, орудий, минометов, сколько фашистов взяли в плен. Значительно реже шла речь о потерях, но такова была особенность пропаганды военного времени. О потерях не любило распространяться ни наше командование, ни гитлеровское.

Советское информационное бюро было создано на второй день войны. Его возглавлял секретарь ЦК КПСС, первый секретарь Московского горкома партии Александр Щербаков. В состав бюро входили руководитель ТАСС Хавинсон, глава Всесоюзного радиокомитета Поликарпов и группа работников отдела пропаганды ЦК ВКП(б). Ведущая роль отводилась телеграфному агентству, так как оно располагало информацией о происходящем не только на фронтах и в тылу, но также и во всем мире. Именно ТАСС было поручено вести контрпропаганду, для чего в агентстве с первых дней войны был создан соответствующий отдел.

Из ТАСС сводки поступали в газеты и в Радиокомитет, с которым активно сотрудничали руководители интернационала, известные антифашисты Вильгельм Пик, Вальтер Ульбрихт, Пальмиро Тольятти. Они участвовали в подготовке радиопередач на Европу, в которых говорилось о зверствах фашистов на оккупированных территориях, о героических действиях Красной Армии, о помощи тружеников тыла. Эти передачи вызывали ярость у главарей гитлеровской пропаганды.

Во время одного из авианалетов на Москву в июле 1941 года одна бомба попала в редакцию газеты «Известия», другая разорвалась близ здания ТАСС. Позже был сбит немецкий бомбардировщик, в котором нашли карту столицы с помеченными для бомбежки целями. Среди важнейших объектов в ней значились редакции «Правды», «Известий» и ТАСС. Поэтому решено было подстраховать работу этих учреждений.

Первой в августе 1941 года была эвакуирована в Куйбышев группа работников ТАСС. Сводки Информбюро стали передаваться в областные газеты отсюда. Они состояли обычно из двух частей. Из информации от Верховного Главнокомандования по итогам каждого дня: об уничтоженных самолетах, танках, живой силы противника. Эти сообщения дополнялись новостями, полученными от корреспондентов центральных и фронтовых газет, собкоров радио и ТАСС.

Сводки Информбюро обязательно доставлялись Верховному Главнокомандующему. Об этом говорит характерный эпизод, о котором не раз вспоминал ответственный руководитель ТАСС Яков Семенович Хавинсон.

Когда фашисты вплотную подступили к Москве, Государственный Комитет Обороны принял решение об эвакуации из Москвы в Куйбышев правительственных учреждений и иностранных миссий. Утром 15 октября Хавинсону позвонил один из руководителей Москвы и сказал, что по решению ГКО глава ТАСС должен сегодня вечером выехать в Куйбышев и назвал номер его поезда, вагона и купе. Возмущенный Хавинсон тут же позвонил руководителю Информбюро Щербакову и сказал ему, что с его отъездом может случиться срыв передачи сводок, а сейчас этого ни в коем случае допустить нельзя. Однако Щербаков не решился взять на себя ответственность за нарушение постановления ГКО. Тогда руководитель ТАСС позвонил заместителю председателя Совета народных комиссаров Николаю Вознесенскому, который курировал работу ТАСС в правительстве. Тот выслушал его и спросил: «У тебя какой вагон?» «Четвертый», растерянно ответил Хавинсон. «А у меня шестой. Поедем в Куйбышев вместе», сказал Вознесенский.

Понимая, что страна в самое трудное время может надолго остаться в информационном вакууме, Хавинсон решился на отчаянный шаг и позвонил Молотову. В приемной ему сказали, что он у Сталина. Яков Семенович набрал номер помощника Сталина Поскребышева и попросил его по экстренному вопросу, на две минуточки, не больше, позвать к телефону Вячеслава Михайловича. Молотов выслушал его и сказал: «Оставайтесь до завтрашнего утра, а утром позвоните мне».

Утром в кабинете Хавинсона зазвенела «кремлевка». «Это Сталин говорит. Меня интересует, как вы будете обслуживать сейчас нас своей информацией. Ее значение неизмеримо возрастает». Волнуясь, Хавинсон заверил Верховного Главнокомандующего, что Ставка будет получать сводки гораздо раньше и чаще, чем прежде. Что 24 часа в сутки в ТАСС будет дежурить фельдегерь и доставлять куда нужно всю самую свежую информацию. «Хорошо», сказал Сталин и положил трубку. Так Хавинсон снял проблему своей эвакуации в Куйбышев, а передача сводок не была прервана ни на один день.

Тем не менее, находящаяся в Куйбышеве группа работников ТАСС продолжала выполнять свою ответственную работу. Кроме передачи поступающих из Москвы сводок Информбюро, она вела радиоперехват сообщений мировых агентств, в том числе и передач германских радиостанций. Принятую информацию анализировали и использовали для контрпропаганды. Большую помощь при этом оказывали эвакуированные в Куйбышев писатели Илья Эренбург, Валентин Катаев, Ванда Василевская. Их публицистические выступления, передаваемые по каналам ТАСС, охотно печатали газеты стран антигитлеровской коалиции. Вот как писала об этом газета «Волжская коммуна» 18 декабря 1941 года.

«Многие писатели, находящиеся сейчас в Куйбышеве, выступают в печати и у микрофона с фронтовыми и производственными очерками, работают над новыми повестями и пьесами. Писатель Валентин Катаев систематически выступает по радио со своими новыми произведениями на оборонную тематику. Ряд статей и очерков написан им для иностранной прессы, в частности, для американского агентства Юнайтед Пресс.

Побывав на фронте, писатель Федор Панферов собрал богатейший материал, давший ему возможность написать повесть «Своими глазами». Недавно Ф.Панферов написал для зарубежной печати очерк, посвященный авиаконструктору А.Микояну, создателю знаменитых советских истребителей «МиГ». Очень тепло был встречен в США опубликованный в американской прессе очерк К.Финна об одном из выдающихся советских генералах, защитников Москвы, т. Рокоссовском».

Всю Великую Отечественную войну сводки Совинформбюро были первополосными материалами советских газет. По радио их обычно зачитывал диктор Юрий Левитан. Его голос стал символом важнейших правительственных сообщений и впоследствии, чтобы не тревожить людей, ему запретили вести обычные радиопередачи. Сообщения информбюро люди записывали и размножали, зачитывали в рабочих коллективах. Их даже рисовали. Находясь в эвакуации в Куйбышеве, известный художник А.В.Волков создал картину «У сводки Совинформбюро». На ней изображены наши земляки, жадно читающие сообщения с фронта. Это полотно вошло в историю советского искусства военного периода.

До самых последних дней Великой Отечественной войны выходили сводки Совинформбюро. Их перестали выпускать лишь после безоговорочной капитуляции фашистской Германии.