Перед утреней проводится обряд «обсевания» изб, который называется авсень (таусень, титусень — «рассвет», «утро»). Пастух, обходя дома, поздравляет каждую семью с Рождеством и бросает в избу горсть овса с приговором:

«На живущих, на плодящих и на здоровье», «Сею-посеваю ярой пшеницей, овсом, гречихой на телят, на ягнят и на всех крестьян!»

Скуп январь на солнце. Но как взойдет красное, не обессудь, морозец! Что выше лесу? Что краше свету? — Солнце! Играет оно в этот день, народ радует.

Приметами о грядущем богат январь. В стародавние времена цепко всякую по наследству сказанную примету в голове держали. Да не случаю сказывали, а ко дню прикладывали. Примета к примете — и будто с доброй помочью хозяйство справляется. Ладнее в житье-бытье бывает с приметой-то! Примета к примете — и на белом свете яснее день со днем связывать, хозяйство на прибыль складывать, вести дом. Вот что старики наши знали:

На Рождество звездистая ночь — ягод с болота по осени будет не уволочь.

На 7 января — метель, считай, что рой пчелиный летает прибылой рой, рождественский.

На Рождество день теплый — жди, что хлеб поднимется темный.

Нивушка темна, хлебушком не пуста. Всякий колос подаст жнице голос, силушку станет тянуть. А бабоньки-то, те помнили, что наклонишься к земле, тронешь ее рукой усталой, и с тебя будто семь нош спадет. Земля — она принимает тяготы наши. Не охобачивает (не бьет), а как матушка жалеет.

На Рождество звезд ворох — уродится богатым горох.

Ворох — это мера древняя, груда добрая.

Так что примечали на грядущий урожай. Ведь этот звездный ворох небесный обернется земным, жданным, питающим род людской. И скажут в деревне, когда настанет срок молотьбы: «Хозяину хлеба ворошок, а молотильщикам каши горшок». И почерпнуть старались молотильщики кашу тоже с ворохом. С верхом. Чтобы спорынья велась в дому. Чтобы не пустовал горшок, не остывал бы печной под, не скудели бы закрома хозяйские.

Поутру 7 января можно было спросить, встретив того, по кому душа покой потеряла: «Ты меня любишь?» И полагалось ответить по совести. Нельзя было солгать. Старые люди говорили: «В этот день земля слышит». И за неверное слово разверзается она, забирает покривившего словом.

На 7 января можно было и тяготу «разомкнуть». Можно было камень, что пригнетал капусту или огурцы в кадке, принести да в поленья горящие в печь затолкнуть кочергой. Камень раскалится. Девица выкатит камень на совок да и бежит к проруби, к студеной водице. Со словами: «Мое сердце в тебе, а твое в камени!» — она бросит рассыпающий искры камень. Как только он расколется, то любовь, что сердце гнетет, по народному поверью, уйдет.

На 7 января ждали солнца, играло оно в этот день. Солнце играет — силу темную гонит в рассохи, в щели глубоки. Сила темная становится махонькой. То наперсточком вдруг по половицам катится в дальний угол, то клубком из нитей черных — в подпечье. А хозяйка веник из крапивушки принесет из сеней холодных да кипятком ошпарит. Мести по углам полагалось в святые вечера.

"Русская традиция"