Именинники: Анастасия, Диана, Федотья.

В этот день думали о роде-племени русском. Славили мать. Мать, родительница у всего, что на земле было, живо и будет, — испокон есть она. Она нянчит и кормит, душу малую светом полнит: «Бог до людей, что мать до детей». Матерью дома называют матицу. И примета такая была. Когда человек из дома уходит (отчий ли край зовет заступить путь вражьей силе, в деле каком надобно толк ли уразуметь), уходя, на счастье надо подержаться за матицу. Мать-сыра земля и хлеб родит, и о веке радеет.

В старину наши предки считали, что плюнуть на землю — это плюнуть в лицо матери-земле. Грех-то какой! Не то что содеять, помыслить про то значило в душу черноты напустить, святый дух избыть. Помним ли мы древнюю заповедь: «Держись за землю»?

К этому дню вышивали полотенце, что сулило благополучное разрешение от бремени. Белым по белому, красным по красному вышивали в старину северные мастерицы. Вышивальницу славили, называли узорницей. А вышитое искусно — узорочьем.

На белом поле вышиты были знаки-обереги. Вертикально — по земному полю — символы плодородия, ромбы. Низ ромбов был открыт, стороны как бы раздвинуты всему белому свету, утверждая, что дитя выходит из бабьего чрева легко, ничто не будет препятствовать его появлению. Сила добра, красота от льняных нитей переходила к родинам и сопутствовала продолжению человеческого рода. Солнечный оболонок сиял над роженицей. Руки ее держали цветущие травы. Птицы счастья хранили живительную влагу над роженицей. Рыскучие звери стояли на пути sлых чар.

Утирая родительницу и ребенка таким полотенцем, бабка, по народному поверью, очищала от худоб, от сухот сухотучих, утворяла спокойствие. Заговорное слово от крикс-ночниц:

Зоря-зоряница, красная девица,

возьми криксы-ночницы

и батьковы, и маткины,

и жалостные, и корыстные, и утаенные, и световые,

и неугомончивые, и худосочные!

Тебе-то, зоренька,

их утоптати,

а младенцу (имя рек…) на здоровьице и поспати!

"Русская традиция"