По статистике, каждый четвертый пациент в американских клиниках умирает от ошибок врачей. В России такая статистика не ведется, да и в нашем законодательстве термин «врачебная ошибка» отсутствует.

Раньше тех медиков, в результате действий (или бездействия) которых погиб пациент, судили по статье УК – убийство по неосторожности. Но это происходило только в случаях летального исхода. На остальные ошибки врачей, которые, по мнению пациентов, случались в процессе лечения, можно лишь подать судебный иск с требованием материального возмещения вреда, нанесенного здоровью. Но деньги, как известно, здоровья не заменят, да и доказать вину врача в неправильном лечении весьма проблематично. Более того, немалая часть больных, которые пользуются бесплатными услугами по медицинским полисам, просто не имеют материальной возможности подать в суд и вести такой процесс. А закон защитить их не может. Потому как прокуроры и милиционеры не имеют права решать, имела ли место врачебная ошибка. То есть горе-врач ответит за свои действия только в том случае, если его коллеги подтвердят, что он действительно допустил ошибку.

В результате многие люди, оказавшись в такой ситуации, реагируют просто: они перестают обращаться в больницы.

У семидесятилетнего самарского пенсионера вдруг опухла и начала болеть челюсть. Он, естественно, решил, что виной тому один из немногих оставшихся зубов, и стал его самостоятельно лечить. Тем более что стоматологическая помощь давным-давно стала платной абсолютно для всех, включая и пенсионеров. Но после того, как боль и опухоль усилились, пришлось все-таки обратиться в поликлинику. После долгих обследований был поставлен диагноз: рак. К пенсионеру стала приходить медсестра и делать обезболивающие уколы. А родственников врач предупредил: надежды на выздоровление никакой. Дескать, еще неделя-две, максимум – три, и бедняга отправится в мир иной. Прознав об этом, пенсионер уехал к себе на дачу, благо на дворе уже была весна. И раз медицина бессильна, даже лечиться перестал.

Но и сегодня, спустя почти три года, он не только жив и здоров, но и ведет весьма активный образ жизни. И… больше не ходит к врачам, потому что перестал верить в нашу медицину.

Впрочем, и платные частные клиники нельзя назвать образцовыми, так как они порой делают свой бизнес, не заботясь о состоянии пациентов. Но разобраться, кто прав, а кто виноват, практически невозможно.

В середине минувшего года в одной из частных клиник Самары должны были сделать несложную операцию молодой девушке. После всех приготовлений ее привезли в операционную, дали наркоз, и… девушка впала в кому. Через сутки ее увезли уже в государственную больницу, а еще спустя несколько недель родственники отправили не подающую признаков жизни девушку в Москву, где она до сих пор и находится в том же состоянии. А вопрос, кто виноват, остается без ответа. У родственников этой девушки одни аргументы, у врачей – другие. А московские доктора, которые оценивают сейчас ее состояние, говорят, что есть только два процента вероятности того, что молодой организм сможет справиться с этим недугом.

Увы, медицинские эксперты, которые, казалось бы, должны беспристрастно разбираться в таких ситуациях, скорее всего, в силу корпоративной солидарности не заинтересованы в реальной оценке тех или иных действий своих коллег. В доказательство этого утверждения приведу еще один пример.

Одному из самарцев была сделана несложная полостная операция. Но после нее швы вдруг не захотели зарастать. Доктор объяснил пациенту, что его «уникально аномальный» организм отторгает даже высококачественный шовный материал. И все нитки пришлось напрочь удалять через никак не зарастающее отверстие в течение нескольких месяцев. В результате этому человеку пришлось делать повторную операцию в другой больнице. Там, как ни странно, все прошло успешно. А на прощание лечащий врач «за рюмкой чая» рассказал, что причина первоначального отторжения ниток не в ненормальности его организма, а в том, что во время первой операции была занесена элементарная грязь, инфекция по-научному. И тут же предупредил, что эта информация «не для печати», а лишь для размышления. И он, дескать, как и любой другой его коллега, никогда и нигде официально ее не подтвердит в силу все той же корпоративной солидарности.

В той же Самаре пальцев одной руки будет слишком много для того, чтобы перечислить случаи признания медицинской халтуры. И все они связаны с тем, что после операций в телах пациентов оставались явные улики, от которых никуда не деться: салфетки, трубки и даже хирургические инструменты. Но даже после таких находок виновных в них врачей не лишали права заниматься медицинской практикой. Дескать, доктор – не сапер, всякое бывает.

Правовой акт, регулирующий взаимоотношения врачей и больных («Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан»), был принят еще в 1993 году. В этом документе 18 глав посвящено защите прав пациентов и лишь одна – защите прав врачей. Однако на практике пациент, у которого, скажем, болит голова, полностью зависит от действий врача и надеется только на него. Едва ли кто-то сможет при этом помнить о своих правах.

Винить в чем-то врачей нельзя – они такие же люди, как и мы. И у них масса проблем, о которых сказано выше. Виновата система, которая поставила их в такое положение, когда без благодарности в конвертах прожить нельзя. Официальной зарплаты не всегда хватает даже на оплату жилья. При этом каждый из них согласно нормативам отвечает за жизнь и здоровье сотен людей. И если врач будет постоянно думать о том, где можно подработать, где взять необходимое оборудование для лечения, то нужного эффекта в его работе, естественно, не будет.

Именно из-за этого сейчас отношение к людям в белых халатах изменилось – народ стал к ним относиться несколько хуже. Может быть, именно поэтому у нас появилось так много «целителей» разного рода, которые спекулируют на доверчивости людей. Конечно, если у человека сломана рука, пробита голова или возникла какая-то острая боль в области сердца или других внутренних органах, он сразу же обращается за врачебной помощью. Но вот недуги, которые не дают о себе знать сразу, разного рода ОРЗ и ОРВИ, все чаще лечатся «на ходу». Люди лишены возможности иметь личного врача, а доверия к поликлиникам уже не испытывают и либо лечатся лекарствами самостоятельно, либо обращаются к дедовским методам. Благо для этого есть все возможности: от различных «оздоровительных» кампаний до оглушительной рекламы по телевидению, где массово рекламируются панацеи от всех болезней в одном флаконе.

По слухам, в кругу медиков ходят разговоры об отмене легендарной клятвы Гиппократа, или «Присяги врача Российской Федерации». Если вдруг такое произойдет, на что тогда надеяться людям? Не лучше ли вернуть обществу образ врача, который, невзирая на все трудности, честно исполняет свой долг? Тогда у больных, лечащихся бесплатно, будет хоть какая-то надежда.

Евгений Федоринов, Самара

27 января 2004 г.

«Российская газета»

«Российская газета»