Именинники: Авдей, Афанасий, Давид, Глеб, Елизавета, Захар, Максим, Раиса, Федор.

Гнали из деревни Кумоху. Кумоха в отрепьях ходит да беды за собой водит. По народному поверью, большеглаза она, а с лица худюща. Синью кожа подернута. Кумоха — нечистая sила. Если, мол, лихорадку — ту трясет без остановки, то Кумоха любит и в чужое платье рядиться, и в зеркало глядеться, а уж более того — в гладь речную.

К этому времени холодная рябь пробегает от берега до берега. Время-то осеннее, зябкое. Но коль баба соберется полоскать на речку в этот день, то Кумоха от нее не отстанет. След в след ступает, подолом сметает последние огоньки лютика. А значит, бабью легкоту, силу перенимает. До речки с бабой дойдет, на плот ступит. Та пока обихаживается: подол ли подоткнет, платок ли перевяжет, а сама ненароком в речную воду глядит: все ли справно? Тут Кумоха ее отражение и согнет. Баба белье-то выполощет, а как разогнуться — будто напасть какая — нет силы. Кое-как с реки доберется до своего крыльца. Хорошо, если старая бабка смекнет: «Без Кумохи не обошлось!»

Потому баньку в деревне часто ввечеру 18 сентября топят. Березовым веничком хлещут по согнутым спинам. Да и деток — все одно — вымоют. Худа от того нет никакого, а пользы — после время покажет. Ребятишки бегают порой до крепких холодов без обутки. Все нипочем. Ни сырость осенняя, ни роса ржавая.

А самые древние старухи знали, что от Кумохи дом оберечь поутру 18 сентября надобно словцом верным:

«Волчьим лыком опояшу,

пером ворона омашу,

ступай задворьем,

без огляда — коровьим загоньем!

Петров-бадог на тебя держу,

огненный шум!

Уж как в твоих следочках-то

огонь займется

да бросится неясытью,

тебе не уйти, Кумоха, за лощину,

не стать кочкой,

болотной трясиной.

Ступай восвояси, Кумоха,

не гнети осин верха,

не опихивай мое нутро, лихорадха,

не обшастывай моей Быти, ломиха!»

Говорили о рожденном 18 сентября: ему дома не достает. Все того человека мотало от деревни к деревне по белому свету, будто что-то звало от дома. И не ладилось хозяйство. Да и семейная жизнь была в убыток. Дома его как ни держи, как ни наказывай ему по хозяйству работы — все одно, людям на смех сделает.

А вот в пастухи его нанимали. Верили, что опрокидня не убоится рожденный 18 сентября. От волка перехожего он будто бы знает железные травы. На лешего, который скотину гонит, есть у него управы.

Было и такое: нанимали рожденного 18 сентября сено косить на дальних низинах, в горючих лощинах. Уж больно такое сено скотиной поедалось хорошо. У коровы молока прибывало. Оставляла скотину всякая немочь. А на сеновале мышарники не заводились.

Просили рожденного 18 сентября, коли скотина отбивалась от стада, пойти поискать заблудшую, а то и угадать — где скотину водит: по болоту ли, по лесным зарослям? Верили, что его Кумоха не тронет, бесплодиица не зацелует: проку от него им — никакого.

"Русская традиция"