С самого начала атаки Кремля на крупнейшую в России частную компанию ЮКОС и ее главных акционеров не ослабевает поток комментариев, посвященных тому, как Кремль уважает (или не уважает) право собственности в России. После задержания и взятия под стражу одного из самых богатых людей страны Михаила Ходорковского некоторые наблюдатели даже ставят под вопрос приверженность президента Владимира Путина рыночной экономике.

Американская The Washington Times, статью которой публикует Inopressa, считает, что Кремль изобретает новый вид государственного правления. «Путинская Россия быстро становится не диктатурой и не демократией, не командной экономикой и не свободным рынком. Путинский Кремль изобретает «третий путь», — считает The Washington Times.

«Третий путь» — это государственность без полного разрушения институтов демократии и рыночной экономики. Ни демократия, ни свободный рынок в стандартной форме не гарантируют достижения амбициозной экономической цели Кремля — удвоения ВВП. Осуществление стратегии «командных высот» как в политике, так и в экономике усиливает уверенность Кремля в том, что «третий путь» России будет успешным.

«Третий путь» в политике уже понятен. В начале своего президентского срока Путин уничтожил и выгнал из страны двух могущественных олигархов, Бориса Березовского и Владимира Гусинского, бросавших вызов власти. Мэр Москвы Юрий Лужков был противником Путина, когда тот занимал пост премьер-министра. После избрания Путина Лужков понял выгоды партнерства с Кремлем. Ходорковского, как считает зарубежная пресса, тоже наказали за излишние политические амбиции.

Выборы в Госдуму, в результате которых «партия власти» получила конституционное большинство, полностью подчинили парламент президентской администрации.

«Если кремлевскую тактику захвата политического пространства России применить к экономике, станет ясно, что сутью саги о ЮКОСе является не право собственности. Как и в политике, Кремль требует от экономики сильных государственнических наклонностей. Компании и богатые люди, не подчиняющиеся этому требованию, рассматриваются Кремлем как противники. Компании и богатые люди, принимающие экономические решения в обход замыслов Кремля или игнорируя эти замыслы, могут ждать неприятностей с властями», — прогнозирует The Washington Times.

Впрочем, это не означает, что Путин против рыночной экономики. Для Путина рыночная экономика — это полезный инструмент достижения цели, заключающейся в создании сильной экономики, но он не доверяет свободе рынка.

Путинский «третий путь» в экономике разрушает то, что многие называют «олигархическим капитализмом». Однако это не означает, что баснословно богатых людей лишат их богатств и имущества.

Может ли путинский «третий путь» быть эффективным? Может ли он привести Россию к поставленным политическим и экономическим целям? Многие считают стратегию Путина непрактичной, уничтожающей все возможности демократии и подлинно рыночную экономику. Это неочевидно. Однако «третий путь» уверенно прогрессирует, по крайне мере, в экономике. Путин приручил «дикий Восток», сделав правила игры более понятными, такими, которые легче выполнять.

«Конечно, у этого «третьего пути» есть зловещая черта: «третий путь» является единственным путем. Те, кто не понял принципы «третьего пути», рискуют потерять больше, чем право на частную собственность. По каким-то причинам Ходорковский не сумел (или отказался) понять кремлевское видение России. Ходорковский потерял свою компанию, возможно, богатство и, самое главное, свободу», — напоминает американская газета в заключение.

NEWSru.com