Вчера окончательно прояснилось: Ирина Хакамада — кандидат не от Кремля. Более того, это самый антикремлевский, антисистемный из всех участников президентской гонки. И за ней уже явственно маячит тень Михаила Ходорковского.

Ясно и другое: вялых и скучных выборов, кампании по инерционному сценарию не получится, как бы этого ни желали за зубчатой стеной. Напротив, президентский марафон будет, судя по всему, куда более жестким, скандальным, богатым на сенсации, чем выборы в Государственную Думу.

Уже само по себе сенсация то, что Путин неожиданно получил весьма сильного оппонента слева, в лице Сергея Глазьева, и сразу двух непримиримых критиков справа, Ивана Рыбкина и Ирину Хакамаду. Последняя начала агиткампанию сверхжестко. Хакамада дает понять, что критика Путина и его политики будет беспощадной. Претендентка в президенты решила бить власть по самым болевым ее точкам — взрывы в Москве, Чечня, теракт на Дубровке, «зачистки» на телевидении, восстановление авторитаризма и советских порядков. На аморфной тактике демократов в период думских выборов поставлен крест — по сути, настоящая борьба либералов с Кремлем только сейчас и начинается. А если предводители «Яблока» и СПС этого не поняли, если они к такой борьбе все еще не готовы — тем хуже для этих демструктур, чье полное исчезновение с политической арены становится в таком случае вопросом времени.

Уникальность ситуации в том, что у Кремля практически нет рычагов воздействия на Хакамаду. Этого кандидата трудно чем-либо прельстить или чем-нибудь запугать. В правительстве она уже поработала, на Западе хорошо известна. А с финансами у нее все в порядке: претендентку поддерживают сотрудники «Открытой России», в том числе совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин. В похожей ситуации — Иван Рыбкин, который тоже побывал во власти и тоже, как всем известно, не имеет проблем с финансированием. У Рыбкина и Хакамады нет никаких причин отказываться от жесточайшей критики Путина, а у властей нет законных оснований не предоставить им трибуну (в том числе бесплатный телеэфир) для выступления.

Иная история с Сергеем Глазьевым. Критикуя Кремль, он будет выбирать выражения. Но для Путина этот кандидат не менее опасен. Если Глазьев набирает, как планируют в его штабе, 20%, второй тур президентских выборов весьма вероятен. Но тогда получится, что Путина не поддержало абсолютное большинство россиян. А это уже большое политическое ЧП. Не говоря о других последствиях — включая проблему 2008 года.

Именно поэтому действия кремлевских чиновников, допустивших выход Глазьева в президентскую гонку, сочтены крамолой. Замглавы президентской администрации Владислав Сурков, похоже, выдавал желаемое за действительное, когда, окрыленный декабрьским успехом, утверждал: «Старая политическая система, основанная на марксистских догмах о правом и левом флангах, исчерпана». Оказалось — нет, не исчерпана. Ситуация на левом и правом флангах вновь становится нешуточной головной болью для Кремля.

У власти остается, по сути, только один способ этого избежать — досрочно снять с дистанции Хакамаду, Рыбкина и Глазьева. То есть напрочь забраковать собранные ими подписи, невзирая на их количество и качество. А для пущей убедительности посадить за решетку нескольких сборщиков автографов. Тогда заключительная часть кампании пройдет спокойней. Но международные последствия такой спецоперации вряд ли кто-нибудь возьмется предсказать. Во всяком случае, Ричард Перл, Джон Маккейн и другие влиятельные сторонники исключения России из «большой восьмерки» получат в руки весьма крупные козыри.

Максим Гликин

# 4 (3117) 15 января 2004 г.

Независимая Газета

Независимая Газета