19 августа 1927 года Малый Совнарком РСФСР принял решение об учреждении Средневолжского государственного заповедника с участком в Жигулевских горах Самарской губернии. С тех пор эта дата считается днем основания Жигулевского государственного заповедника имени И.И. Спрыгина.

Считается, что впервые идею о создании заповедника на Самарской Луке высказал в 1914 году тогда еще совсем молодой профессор Санкт-Петербургского лесного института В.Н. Сукачев, впоследствии ставший академиком. Он писал тогда: «Если живописность Жигулевских гор хорошо известна широкой публике, если она воспета и народом, и поэтами, то о высоком научном интересе этой местности знают только специалисты».

Оказывается, еще в начале ХХ века ученые обнаружили, что небольшой участок правобережья Волги в ее среднем течении, еще в глубокой древности получивший название Самарская Лука, представляет собой уникальный природный островок, который в течение десятков миллионов лет почти не затрагивали глобальные геологические изменения. Здесь, словно в убежище, сохранились животные и растения неогена, которые были уничтожены морем на сотни километров вокруг. Затем к ним добавились еще и реликты межледниковья, поскольку даже это глобальное оледенение не дошло до наших мест примерно 200 километров. Вот так Самарская Лука с Жигулевскими горами превратилась в настоящий музей под открытым небом, где ныне можно воочию увидеть представителей давно ушедших времен.

В начале 20-х годах ХХ века пензенский ботаник И.И. Спрыгин, досконально изучивший работы В.Н. Сукачева, лично побывал в Жигулевских горах и задал себе вопрос: имеем ли мы право сидеть сложа руки и спокойно наблюдать, как под напором цивилизации гибнут места обитания этих древнейших животных и растений, немых свидетелей грандиозной истории нашей планеты? Вскоре он организовал ряд экспедиций на Самарскую Луку, чтобы затем убедить правительство РСФСР в необходимости создания заповедника в Жигулях.

На этот счет у него уже был опыт, поскольку по материалам, представленным Спрыгиным, в 1925 году был учрежден Пензенский степной заповедник. А в начале 1926 года Спрыгин подал в Главнауку Наркомпроса РСФСР и в Государственный комитет РСФСР по охране природы докладную записку, в которой говорилось о необходимости обследования Жигулевских гор. Тем же летом Спрыгин получил разрешение и средства для организации большой экспедиции в Жигули, которую сам же и возглавил.

В течение полевого сезона экспедиция собрала огромный материал, на основании которого Спрыгин представил в правительство подробный доклад об огромной научной ценности природы Жигулевских гор. По итогам его исследований Малым Совнаркомом РСФСР 19 августа 1927 года было принято решение об организации Средневолжского государственного заповедника с созданием в Жигулевских горах Самарской губернии отдельного участка на площади 2,5 тысячи гектаров. Спрыгин тогда же был назначен директором вновь созданного заповедника.

В 1932 году к Жигулевскому участку был присоединен волжский остров Середыш, а в 1935 году весь государственный заповедник получил самостоятельность и был переименован в Куйбышевский. Лишь в 1937 году он наконец-то стал Жигулевским, причем тогда же площадь его основного горного участка была увеличена до 22,5 тысяч гектаров.

Но именно в эти годы для дела охраны природы в СССР настали тяжелые времена. В соответствии со сталинским планом преобразования природы социалистический заповедник, в отличие от буржуазного, был объявлен местом не нетронутой, а «улучшенной» природы. Поскольку Спрыгин, как истинный ученый, прекрасно понимал всю антинаучность этой концепции и противился ее осуществлению, в марте 1937 года его с поста директора заповедника перевели на должность заведующего научной частью, в феврале 1938 года – на должность старшего научного сотрудника, а в январе 1939 года и вовсе вывели за штат.

Больной 66-летний ученый, всю свою жизнь посвятивший изучению флоры Среднего Поволжья, вынужден был вернуться в Пензу. Больше его не допустили до практической работы в заповедниках. Вплоть до своей смерти в октябре 1942 года он числился младшим научным сотрудником Пензенского краеведческого музея, где обрабатывал материалы своих многочисленных ботанических экспедиций.

Что же касается детища Спрыгина – Жигулевского заповедника, то в 1947 году из его территории для нужд нефтяников было изъято более 6 тысяч гектаров самых ценных в научном отношении земель. А в 1951 году в соответствии все с той же теорией «улучшения природы» решением высших партийно-правительственных органов в СССР были полностью ликвидированы 88 государственных заповедников из 128 существовавших в то время, в том числе и Жигулевский.

Он был полностью восстановлен лишь 4 октября 1966 года. При возрождении площадь заповедника равнялась 19,4 тысячи гектаров, но вскоре ее увеличили до 23,1 тысячи гектаров (из них 22,6 тысяч – материковая часть, и 540 гектаров – остров Середыш). В 1977 году по решению Совета Министров РСФСР Жигулевскому государственному заповеднику был присвоено имя его основателя и первого директора И.И. Спрыгина. На остальной территории Самарской Луки решением Совета Министров РСФСР от 28 апреля 1984 года был создан Государственный природный национальный парк (ГПНП «Самарская Лука»).

Самара today